i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 15

Космодромы, аэропорты - прекрасное сочетание цифровых систем и художественных форм. Разве не красиво, когда в Космос у Тарковского уходит серебристый «Солярис», а над аэродромом раздается рев реактивного гиганта, берущего разбег? Мысль и мечта - их сочетание наиболее универсально на космодромах и в реактивных гаванях. Там, где живут самолеты, господствует плоскость, как базовая единица восприятия. На ракетном стартовом столе грозно явлена иная ипостась - пространство. В таких местах понимаешь: времени тягаться с плоскостями и объемами слабо. Не случайно сложнейшая инженерная дисциплина - сопротивление материалов. Среди ангаров время теряется, становится очевиден ограниченный характер этой основы, ее нестабильность. Декарт был неправ, преувеличивая роль времени. Идеально и абсолютно пространство, а время - игрушка. Подозреваю: есть тупики и границы, которые время перескочить не может. Еще более убогим является понятие скорости. Здесь пространственные величины попадают в «лапы» временной ограниченности. Быстрее, быстрее, быстрее - а зачем? Не лучше ли путешествовать по внутреннему пространству? Там спешить не стоит. И только путешествия по внутреннему пространству служат источником постижения идеальных начал искусства. Оно, собственно, фокус, тренировка внутреннего, культурного зрения. Внутренний «глаз» - это восприятие пространства, которое на самом деле отсутствует (игры художников с перспективой).

А скрытые смыслы? Они есть. Их много, а материального воплощения - ни на грош. Время же, как таковое, не только слабее объема или плоскости. Оно насквозь антикультурно. Порожденное человеческим мозгом, оно античеловечно. Есть Музей истории русской водки. Есть Музей города Мышкина. Музей техники и Зоологический музей. Это относительно явлений существенных для человека. Можно создать историю каждого камушка, песчинки, стебелька и мимолетного чувства. Но это слишком дорогое удвовольствие. Ни одно общество не может позволить этакий музей коллективной памяти. Универсальный электронный мозг никогда не будет создан, поскольку даже он не сможет запечатлеть в единстве историю каждого хилого цветочка и потерянной монетки, взятую в их неразрывном единстве. Я не о бессильном человеческом сознании. Я о всемирном разуме, абсолютной идее, которой грезит человечество.

Я раскатываюсь по длинным эскалаторам, движущимся дорожкам и стеклянным лифтам Шереметьево. В огромных пустых залах на машинах, что протирают зеркальные полы, разъезжают мужики в форменных куртках, дежурит у входа полиция. Вход в здание только при наличии билетов. И. вступила в перепалку с молодухой в полицейской пилотке: вышла на улицу покурить, а билет не взяла. Обратно не пускают, но И. не остановить. Она прорвалась и села читать Мариенгофа. В прозрачных лифтах деликатно упрятаны в кожухи масляные цепи, что таскают кабинки вверх-вниз. Интересно копошение беспощадных шестеренок, что прокалывают зубчиками звенья цепи. Шестеренки, вращаясь, тянут цепи. На цепях бегают лифты. Шестереночки блестят, словно от пота при тяжелой работе. Я ищу место, из которого увижу все летное поле.

Tags: Крым
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments