i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 14

Удивление - плотно. Удовольствие нежно коснулось затылка. Оказывается, электронные билеты (бумажка несолидная) - действуют. По этим клочкам нас зарегистрировали, и состоится чудо полета. Штаны и сандалии вновь ощутимы. Приятны. Наш баул уплыл в утробу терминала Р. И. ворчит: «Видишь, а ты боялся». Из-за нежданной легкости и успокоения чмокнул ворчунью в щечку. Через плечо перекинута серенькая котомка с надписью: «V съезд политической партии «Справедливая Россия». Решено - сумочка будет сопровождать меня в путешествиях по полуострову. В котомке - видеокамера, документы, деньги. А еще последний номер «Новой», в которой пузырятся и негодуют друзья украинских западенцев. До вылета несколько часов, и И. отправилась побродить по аэрокомплексу и найти остановку автобуса. По возвращении в Москву отправимся этим видом транспорта. Спешить будет некуда. Пусть Гаркалин катается на аэроэлектричке.

Уселся в кресло, развернул газетку. У либералов тяжелая пора. Не отрабатывают ребята по полной программе - ни рыжеволосая бестия Юля Латынина, ни тучный эпикуреец Быков Дима: тарахтит Дима, тарахтит, а труда-то и нет. Издевались над процедурой принятия в Российскую Федерацию футбола команд из Крыма. Статью дочитал до середины и отвлекся. Людей в терминале множество - будто пристань парохода на дебаркадере в Чебоксарах в прошлом веке. Масса детей. Спят на баулах, тюках. Те, что бодрствуют во втором часу ночи, вялы и даже не плачут. Кресла в зале коричневые, потертые, кое-где уже порваны. У кресел железные поручни, отделяющие одно от другого, но в некоторых местах они отсутствуют. Можно не только сидеть, но, подобрав ноги, прилечь. Эти промежутки заняты спящими - пожилые женщины, молодые мамаши с помятыми лицами. Передо мной - огромный толстяк. Красная майка с надписью «Нью-Йорк» слезла с живота. Брюхо белое, безвольное, в тонких волосинках. Старые кроссовки спящий скинул. Так они и валяются. Толстяк прикрылся красной болоньевой курткой. Дядька открывает глаза, бессмысленно смотрит на меня (а я - на него). Сходство с волооким Быковым изумительное, только у «моего Быкова» - борода. Мужик закрывает глаза, еле слышно стонет: «О-у-у-у!» - и накрывает голову курткой. Через минуту он храпит.

Над стойками регистрации - лазерные табло, прошитые ядовитой голубизной строчек: кто когда улетит, кто когда прилетит. Гулко разносятся объявления по залу. Многоэтажные окна терминала вперелись в темноту ночи, из которой выскакивают резкие огни автомобилей и автобусов. В радостную и пустую голову вплывает мысль о Пушкине. Несочетаемость храпа соседа (он живой, сочный) и мертвого свечения сизых строчек на табло вызывает из глубин необычные мысли о привычном. Пушкин привычен (как храп), а вот то, что он размышлял о системе записи арабской и римской цифровых систем, необычно, как голубоватый свет объявлений.

Пришла И.. Сказала: «До Москвы ходит куча автобусов. Билет стоит пятьдесят рублей». «Обратно едем на автобусе», - решительно заявил я.

Tags: Крым
Subscribe

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 14

  • Земля дрожит

    Земля деревни – трепетать, Сочить стихами сладость? Какая ж это гадость - В лучах бесцельно пропадать! Медоточивый стихоплет – Ладошки мягче ваты,…

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 32

    Дорожка к водопаду неширока. И - ни вверх, ни вниз: ровно. Слева скалы, утыканные сногсшибательными по мощи и красоте деревьями. Справа - обвал, но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments