i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу. Второе письмо другу (часть 142)

Деталь – две бутылки шампанского «Золотая балка» у меня в руках. На одной золотая этикетка, на другой черная. «Из какой наливать сначала?» - вопрос возник и растворился. Решили его мама и Миша (не помню, как). Блаженное чувство, что вопрос будет обязательно решен. Обязательно – кивали мне колышащиеся на волнах света ялики.

Мама и Миша быстро «приговорили» первую бутылочку. Запьянели. Улыбающийся, ласковый Миша поплыл по воздуху в сторону белых корабликов. Он становился все легче, бесплотнее. Вскоре от него осталась только нежная, грустная улыбка. Где-то там, над водами залива. Мама вообще куда-то делась. Это было лучшее. Ненавязчивое исчезновение. Мама даже не стала, как обычно, рассуждать, что надо бы оставить вторую бутылку шампанского к ближайшей знаменательной дате. Такая дата всегда находилась – то мама родилась, то я сам. Мама не искала дат. Ей было хорошо с Мишей и со мной. И надо было отмечать вот это редчайшее состояние – «хорошо». Чудный праздник. Куда там убогому Новому году средь тьмы и слякоти. Мама не хотела обсуждать судьбу второй бутылки. Ее судьба была решена – бутылка будет выпита. Я же мог позволить себе купить и третью, и четвертую бутылку.

От этой проистекавшей из будущего в уже вершащиеся, действительные чувства возможности в душе распахнулась такая ширь, такой радостный покой, что бронзовый Куприн вдруг взмахнул тросточкой, легко накинул на голову канотье, вроде даже присвистнул и отправился неторопливо вдоль по набережной. В пустоте головы тяжело прогрохотали копыта медного всадника, сизым светом мелькнула питерская луна. Быстро закрыл тему всадника и луны. Вновь настроился на волну бронзового Куприна, прогуливающегося по Балаклавской набережной. Вспомнилось, что Куприн был не дурак выпить. Как раз когда восстал крейсер «Очаков», и в русскую историю вплыл лейтенант Шмидт, Куприн подписывал какие-то письма в защиту лейтенанта. Был ли он трезв в это время, не ясно. Но был он в Балаклаве. А после в Балаклаву путь ему был закрыт.

Тут веселая свобода стала кончаться. В башку в сжатом виде, серыми льдинами стали вплывать купринская «Яма», «Поединок», «Гранатовый браслет». Повеяло русской зимой. Быстро все вернулись – и мама, и Миша. Вернулся дядька-экскурсовод. «Это для нас «Золотая балка», - возбужденно выкрикивал он, - для англичан же эта долина здесь, за горой, одно из самых страшных мест в истории. Во время Крымской войны на русские укрепления была послана кавалерия. А в кавалерии потомки английских дворянских родов. Почти вся будущая элита страны. Русские положили в долине, где сейчас растут уникальные виноградники, всю кавалерию. Для англичан до сих пор эта крымская земля – долина смерти».

«И правильно сделали, что положили», - подумал я. От этой мысли стало грустно. Радость угасла. Нужно было как-то выбираться из противоречия – веселое солнце и гибнущая в этом легкомысленном блеске тяжелая кавалерия. Да еще почему-то англичане. Тяжелая нелепость. Что англичане делали в Крыму? Уж точно – дохлых английских лошадей и покромсанных кирасир не хотелось. Хотелось легкости, Мишиной пьяненькой улыбки и деликатного отсутствия мамы. Желание было порочным. Но где порок – там красота. Эстетическая скорая помощь. Опиум искусства. Сначала вновь зазвенел копытами медный всадник. Нет – совсем не то. Неожиданно возник Рубо - московская панорама «Бородинское сражение». Русский кирасир, без шлема, погибая, яростно рубится в толпе французских всадников. Волосы у парня русые, взгляд – последний, но не обреченный, а яростный. Вокруг – солнечное поле желтой пшеницы. Или овса.

Тень русского кирасира разогнала авангардистские кораблики. «А, сволочи, не возьмете», - проорал я про себя. Свобода и кайф вернулись. Но были они тяжелы. Легкость исчезла. Мы подошли к воротам знаменитого балаклавского тайного завода. Того, что был сооружен прямо в чреве горы. Холодом пахнуло из темноты. Темная, масляная вода убегала вглубь.

Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments