i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 12

Над вокзалом - яркая луна. Душно. До отправления электрички - еще час. Вытащили сумку из камеры хранения. И И. заявила, что смертельно устала, никуда не сдвинется с места, будет сидеть в зале ожидания. Вытащила очки и собралась читать томик Мариенгофа. «Циников» читает в третий раз. Усадила рядом. Нашла то место, где Есенин с другом своим, холодной питерской зимой, наняли за гроши девицу, и та отогревала им постель. В отогретое живым телом ложе укладывались два приятеля. Мариенгоф бесстыже описывает быт питерской богемы. Есенин в его описании - прожженный деляга.   И. сказала: «Ничего не изменилось. Сейчас то же самое. Только хуже». Посидев с И., не выдержал.

На улице - пахнущая бензином теплынь. На греческих сандалиях словно крылышки выросли, и я, потрепанный Гермес, стремлюсь надышаться прожженным воздухом столицы. Пошел налево. Нырнул под закопченный путепровод, что построили еще до революции, и очутился перед длинным забором. За ним - строительство. Если в Царицыно, между «Шаурмой» и «Чебуречной», играл перуанский оркестр (индейцы в перьях и с флейтами), то на входе в улицу Лесную с рекламных плакатов улыбался старенький Шарль Азнавур. Все деды мира, несмотря на санкции, в Москве. На Шарле белая рубашка с бабочкой и цветастые широкие подтяжки. Нижняя еврейско-армянская губа слегка отвисла. Еще немного, и капнет слюна. Глаза старца слезятся, что не удалось скрыть даже при помощи фотошопа. «Энергичные дядьки, эти западные менестрели», - подумал я и, перемахнув через проезжую часть, оказался напротив рыхлого белого храма с толстой колокольней. Над полукруглыми воротами, ведущими вовнутрь, располагалось изображение строгого Христа. Глаза Господа печальны и осуждающи, как у воспитателя женской колонии. Напротив церкви собраны в пучок высотные здания. Современная архитектура больна заразным - очеловечить огромные стеклянно-металлические болванки. На Лесной болезнь расцвела. Небоскребы строят косые-кривые, изогнутые, (будто кубиками играл избалованный малыш). На Лесной высотки одеты в темное и толстое стекло, словно призраки в фильмах ужасов. Рядом с пузатой церковью выглядят дико. Хотелось сказать: «Так не бывает. Это уродство». Но кто-то являл фактом существование каменно-стеклянного скопища: «Так бывает. И дальше тебя, мерзавца, ждет то же самое».

Нижние этажи ярко освещены. Одна за другой харчевни. Вычурные названия – остерия «Бьянка», ресторан «Гудзон-бар». Публика в богатом прикиде. Молодой разгильдяй в хлопковом пиджаке и две девушки - поджарые и бывалые. Хлопковый пиджак тянет вино из тонкостенного бокала. Обрывки разговора: «Пелевин… исписался… на черта его философия…»

В остерии пузатые южные мужчины. Рукава закатаны, руки волосаты. У каждого - огромный жбан пива. Толстяки каркают громко, по-кавказски, щелкают коротенькими пальцами-сосисками, подзывают халдея в черном переднике. Несут огромные блюда с мясом, овощами. Бугрится белый хлеб, поломанный неровными кусками.

Посреди богатой жрачки - фонтан. Оглушительная электронная музыка, и струи реагируют на высоту звуков и тембр. Цвета, растворяющиеся в струях, меняются мгновенно, отчего все окружающие превращаются то в синих мертвяков, то в кровавых вампиров алой окраски.

Еле успеваю к отходу поезда, на что И. реагирует бурными упреками в невнимательности.

Tags: Крым
Subscribe

  • Между прочим

    В деловом ключе обсудили проблемы Ибресинского района с его руководством. Больная тема: отремонтировали районную поликлинику. Глава республики…

  • Между прочим

    Праздник праздником, но и у урмарских спортсменов есть проблемы и просьбы. Попытаюсь помочь их решить.

  • Между прочим

    Встреча с руководством Урмарского района.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments