i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 2014. Октябрь. 16

На «Кропоткинской» - вечно «обиженный» (как будто только «кончил рыдать») несчастливый храм Христа Спасителя. Горбится расползающейся горой - серый, а купола потускнели. Направо - бронзовый Энгельс. Сдается, только выбрался из старинных палат (средневековых), что у него за спиной. Ветви голых деревьев зловещи, как розги, готовые к употреблению. Увиденное - правильно. Энгельс – защитник неимущих. Бедные, как правило, правы. Потому что их большинство. Богатых задавят, разотрут в пыль. Никто и не вспомнит, что сытые в книжках писали, по телеку показывали.

Вторая сигнальная система (И.П.Павлов) развилась благодаря тому, что холод усиливает дифференциацию. Выживают сильные. Но их немного. И вот выкристаллизовалось слово. Закричали о ценности языка. Оттого, что язык - средство великого обмана лохов, которые покорно подчиняются процессу развешивания лапши на уши. Политика, история, искусство, идеология - сколько кнутов-пряников получил в руки человек, овладевший возможностями второй сигнальной системы. Простейшие блоки понятий. Пласты наработанных эмоций. Предсказуемые чувства. Всё для простака. Проблема истины (и - на отдельных территориях типа России) - правда. По большому счету, правда не нужна, ибо давно превращена в товар, и лишь ее поиски на самом деле подрывают авторитет сообществ.

Мастера второй сигнальной системы нынче слабеют. Это раньше грамотное меньшинство шло в бой против тупого большинства, эффективно его уничтожая. Великие проповедники религиозных истин, поэты, художники, словно стальными прутами пронзали теплый навоз толпы. И многие переставали быть «навозом», тянулись к знаниям, тянулись за умными. Некоторые - совсем немногие - обращались в так называемую «элиту».

Что мне Запад? Там раньше поняли - кидать навоз, не перекидать. Учи, не учи, а все равно тьма дикости будет велика, словно Вселенная. Перешли к консервации, подмораживанию людской бурлящей массы (телек, попса, Интернет, мобильники, море ненужных товаров). Но и процесс «подмораживания» требует ресурса. А его нет. Борьба против большинства в западных демократиях превратилась в борьбу против самого себя. Смотришь фильмы Оливера Стоуна, Копполы, Дэвида Финчера, братьев Коэнов и Вачовски, видишь - жрут сами себя. Всё уже показали, ничего не утаили, а записные пользователи второй сигнальной все зовут нас в светлое завтра самопожирания. В фильме «Советник» Ридли Скотта некая потертая тварь (наркоторговец) размышляет о смерти: «Ее предчувствие, - вещает дядька, - рождает отчаяние. Посмотри-ка на себя в момент отчаяния!» Какое-то время отчаяние человека компенсировалось новыми формами искусства. Ну, а в России всегда была популярна (и желанна!) «радость простых решений». Люблю Родину. У нас остался резерв существования: жизнь без мысли. Вот и православие: счастье не в понимании, счастье в слепой вере. Не думать, в моей стране, - это отделить себя от власти. Резерв для безумств аппарата - великий (есть мы, простой народ, а есть они, ненавистные чинуши). Разумный администратор всегда держит немного пшена в кармане, чтобы насыпать голодным. Но, дав волю бесконтрольности «начальству», простой человек дает себе волю не быть существом социальным. Страшная вещь - ответственность за порученное дело.

Музей Свибловой - для усталых мастеров второй сигнальной. Я - не мастер. Меня, простолюдина, трет, корежит между простейшими инстинктами и сложнейшими мыслями. Не преуспел ни в первой (мало было страстей), ни во второй (слишком много заимствовал) системе. Тут книгочеи насмерть бьются, истончились до белых костей в самоистязаниях, а у меня и это получается только наполовину. Заведение Свибловой - пристань для таких, как я. Пастернак: «Быть заодно с правопорядком». Я же, вроде как, и не заодно. Потому что брожу по фотографическим галереям. Здание на Ордынке, 16, снаружи солидно - серое. Или песочное (уже не помню). Внутри - радостно светлое. Посреди - подушки-кресла. Для полного расслабления. Развалился на мраморном полу и, вроде как, выступаешь «против». Обширная лавка. Книги толстые, захватанные. Берешь огромный фотоальбом, ныряешь в кресло-подушку и можешь рассматривать лучшие фотоснимки Тальбота, Августа Зандера, Ласло Мохой-Надя, Саши Родченко. Подобное времяпровождение в галерее разрешено. Оплата фотосъемки на личную камеру входит в стоимость входного билета. Билет - ядовито-зеленого цвета. Цена - четыреста рублей.

Tags: Москва
Subscribe

  • Между прочим

    В деловом ключе обсудили проблемы Ибресинского района с его руководством. Больная тема: отремонтировали районную поликлинику. Глава республики…

  • Между прочим

    Праздник праздником, но и у урмарских спортсменов есть проблемы и просьбы. Попытаюсь помочь их решить.

  • Между прочим

    Встреча с руководством Урмарского района.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments