i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу. Второе письмо другу (часть 138)

Дорогой друг! Пить мне теперь нельзя. Быстро умру. В общем, подавленный я человек. Болтался, болтался между слоями жизненных иллюзий – а выбрал простое: кайф от биологического существования и книг, в конечном счете, копаюсь по помойкам человеческого разума. Отдельные находки привлекательны. Откладываю их в своей памяти.

Ты знаешь, дорогой друг, что существование тела поддерживал радикально – каждый день 10 километров бега в любую погоду, холодный душ. Так выгоднее, чем таблетки. Терпеть не могу телевизионных докторов малаховых.

Смерть напомнила о себе инсультом. Правая нога полностью не восстановилась, рука тоже, пишу коряво, четко выстреливать слова, как раньше, не могу. Быстро устает голова. Не могу бегать – пересел на велосипед. Когда выпадает снег, надеваю фуфайку, старую ушанку, войлочные боты «прощай, молодость», чтобы не мерзли ноги. 20 километров. Больная нога педаль крутит. Голова в поездке думает отлично. Обливаться ледяной водой – святое. Ем раз в день. Чтобы не растолстеть. В остальное время – чай с вареньем. Варенья наготовлено много. Приспособился, восстановил свой «вампирский» стиль существования.

Три дня в неделю уходит на депутатские заботы: сочинение запросов, общение со страждущими. Остальное время – чтение книг.

Младший сын в тюрьме, старший со своей девушкой, в Питере, пытается там зацепиться. Жена весь день по делам. Донимает теща с огородом. Женщина инициативная. Реагирую на ее просьбы. Недавно радостно сообщила, что купила «КАМАЗ» песку. Его высыпали перед воротами гаража, и чтобы его открыть, нужно перевезти песок в сад. Два дня я тачкой таскал эту россыпь в сад, под старую грушу.

Тягал мешки, бадейки. Сейчас выпал чистый, белый снег. Он покрыл землю и желтую кучу, теперь уже нашего, песка. Зачем он нужен теще, не знаю (вроде, она хочет рассыпать его по земле). Но мне немного приятно – все-таки это теперь мой песок.

Так вот, хроменький, я и скачу по участку, между яблонями, вишней и сливовыми деревьями.

Жена купила дом. Мой стол, за которым читаю и пишу в тишине (теща, после того как выпал снег, уехала наконец домой), стоит на втором этаже. Деревья присыпаны снегом, и сад стал строгим, прозрачным, черно-белым.

Устав писать, гляжу в большое окно. За садом - овраг. На склонах - дома. Вдали серая, еще не покрытая льдом, Волга. А за Волгой темно-зеленые сосновые леса. Смотрю в мутную даль, и вспоминается, что весной, когда вишни и яблони покрываются белым цветом, я открываю окно в сад и читаю, как бы паря над кипящим и сияющим озером.

Этим летом, дорогой друг, я, как всегда, ездил в Крым, на дачу Куинджи. Брал два билета – на себя и на жену, но у жены навалилось столько дел, что вырваться она не смогла. Теперь собирается на несколько дней к сыну, в Питер. Собеседником был брат Миша, который обсуждал одну тему: жениться ли ему на некой художнице Тоне, которая активно Мишу в мужья зазывала. Но было одно препятствие – у Тони была десятилетняя дочь.

Я был против приемных дочерей, но у Миши имелся веский аргумент «за». У его знакомой обеспеченные родители-бизнесмены. Соответственно, у Тони собственная трехкомнатная квартира.

Разговоры были тоскливые. Раньше было вино. А теперь я покупал винца только Мише. Он охотно выпивал, тоскливость его приобретала мягкий, возвышенный характер. Мне было приятно слышать его голос. О чем он говорил, я не слушал.

По утрам не бегал, но каждый день ходил пешком до Симеиза. Интересовал вопрос: сможет ли солнце Крыма, без вина, принести такое же наслаждение, как тогда, когда мог позволить себе пить массандру?

Расставание с алкоголем перенес легко – никаких стремлений выпить. А вот что делать с солнцем? Я, дорогой друг, спешу сообщить тебе (хотя эта новость на хрен не нужна), что солнце осталось таким же прекрасным. Крымская природа стала пьянить как-то по-особому сильно, необычно.

Знакомый маршрут разворачивался не скучно. По утреннему солнышку - в ветхих трусах хромал от Алупки до автостанции. Потом шли Южнобережное, Зеленый дол, санаторий Баранова, Боброва и Симеиз.

Но и обратный путь не был скучен. Полчаса – и менялось освещение. Ай-Петри нависала над извилистой дорогой. Из-за кипарисов и инжировых деревьев далеко внизу распахивалось голубое море.

Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Мелочь, но неприятно

    Васильева Татьяна Тимофеевна, руководитель ОО Молодежного центра инвалидов «Доброта и мир», крайне удивилась неприятному факту. Со стороны социальных…

  • Мелочь, но неприятно

    Прибыл в город Мариинский Посад. Увидел печальную картину, расстроившую меня. Молодой, талантливый предприниматель Куликов Андрей Константинович,…

  • Мелочь, но приятно

    Сергей Павлович Семенов, депутат Государственного Совета Чувашской Республики, руководитель фракции политической партии «Справедливая Россия» в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments