i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 2014. Октябрь. 1

Сначала Г.И., недели за три: 27 октября в Москве Совет. Много других дел, и про заседание забыл. Дня за три до намеченной даты - звонок. Куратор (на этот раз мужчина, а раньше были и женщины). Говорит: «Ваша организация - в передовиках. С вас - выступление. Тема - как лучше подготовиться к выборам в Думу в 16-м году». Нервное это дело - выступления для людей, съехавшихся с разных концов страны. И продолжается это не одно десятилетие. Не хотелось никаких речей. Хотелось тихо посидеть. А тут звонит А.: «Готовь выступление». Совет - 27-го. Тут и Г.И. бумаги из столицы получает: «заседание 27-28, гостиница «Космос». Ну, что ж, надо так надо. Я бы сказал, отчего плохо выступили на сентябрьских выборах. Да Центральный Совет - это не место для откровений и рыданий. Руководители, особенно в дни провалов, нуждаются не в откровениях (в основном и сами всё понимают), а в поддержке «с низов». Чтоб «искра» и «бодрость», чтоб «нам тяжело, но мы обязательно прорвемся», и «враг будет разбит», «победа будет за нами». Хитрость в том, из чего выбивать эту «искру». Мой рабочий инструмент - мозги. Проснешься, а она - голова - уже варит, обдумывает, прикидывает варианты.

26-го проснулся, сел на велосипед, а башка под лохматой шапочкой уже «фурычит». Накануне и Председатель Госсовета долго кряхтел, размышлял насчет командировки (его накануне сильно обидели). Говорит: «Ладно, Моляков, ты в другие города редко ездишь, выпишу тебе поездку». Выписал, будто одолжение сделал. Я не обидчивый. Зато, как белый человек, в купейном поеду. Думал про председателя и про животворную «искру» в гостях у Н.   Там читал какой-то стишок собственного сочинения и ел вкусные сырники со сливовым вареньем. Сырники эти прекрасно готовит Г.К. Расстраивается, если съем мало. В тот день стишок, который закидывала в Интернет Н., был дурацкий, и сырников не заслужил. Но съел много.

Конец октября выдался странным. Сначала ледяной дождь превратил деревья и провода в причудливые стекляшки. Потом - ночные морозы и настоящая февральская метель. А тут еще резкий, задиристый ветер: свистит, мечется по крышам, гудит: «Что, сволочи, не ждали!» Пока ехал на велосипеде до дому, замерз. Потертая ушанка сдалась под порывами ветра. Уши замерзли. В огороде раскрасневшаяся жена, в старой фуфайке, вместе с соседом рубила груши. Не выдержали деревья тяжелого ледяного панциря, надломились толстые ветви. Жена с соседом пришли греться на кухню, и сосед горько сетовал на многотысячное несчастье - машина, на которой таксовал, была жестоко побита, и виноват в ДТП был он.

Книги покупаю по субботам. Положил на стол Мишеля Фуко (сочинение о Декарте) и Ле Гоффа (такой у меня получился «холодный» французский выходной). Просмотрел скоренько, а читать не стал. Надо было собираться. А собираюсь основательно. Все приставал к И. - действительно ли перевели часы на час назад, и не промахнулся ли я в связи с этим переводом с посадкой на паровоз. Надел старый, потертый костюм. Локти протерты и блестят. Жилетка мала, а рукава обтрепались.   И. буквально силой сдернула с меня черную, траурную рубашку. Одела дорогую, сиреневую, ту, что подарила мне на день рождения. Повязывая галстук, громко врубил «Pink Floyd». А Рика Райта-то уже нет в живых.

Сквозь тучи пробился солнечный луч и скрылся. Натянул отцовское пальто. У вокзала тетки, что зазывают собравшихся в Москву граждан добраться туда на автобусе, совсем озверели. Чуть ли не за рукава хватают, тащат в свои повозки. В паровозе - биотуалеты, но мыла нет. Дали сухой паек (билет-то почти пять тысяч), а вместо горячего - каша, пшенная, самая дешевая. В соседях - мама с мальчиком. Женщина не говорит, а шепчет. И сынок - костлявый, беленький, с прозрачными глазами: «В больницу, что ли, едут?» - подумал. Проводник - высокий трепетный юноша с кавказским лицом. Говорю: «Мыла в туалете нет». А он нежно, сквозь прищур, улыбается и молчит. Зато не пристает с сувенирами. Бесплатно предлагают железнодорожные журналы. В «Саквояже СВ» советуют ехать в Суздаль, а затем оценить красоты Гранд-Каньона в Аризоне. Повествуют о знаменитой модели американского автопрома 59-го года - розовом «Кадиллаке». Читаю речь «батьки» Лукашенко. Хитрый колхозник намекает: не признаем Новороссию оттого, что был Будапешт 94-го года, а теперь: «Крым наш». Потом: «Минск наш. А мне, Лукашенко, где тогда править?» Буду «высекать искры» из соображения о безусловном укреплении первичек! Дисциплина - эта тема всегда «выбивает искру».

Tags: Москва
Subscribe

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 104

    Распрощались с матерью. У В. - рюкзак. В него сложили еду, бутылки с квасом. Себе оставил рюкзак пустой, легкий. В. никогда не возмущается подобным.…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 103

    Снились люди. Крым, Сочи - неясно. Просто пальмы, стрекочут цикады. Жарко. Вечереет. Окружили меня. Небольшую толпу возглавляет крикливая тетка в…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 102

    У станции «Петроградская» легкое столпотворение. Хотя половина одиннадцатого вечера. Впечатление: вываливаются из Супермаркета, расположенного на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments