i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Май. 2014. 45

Из всего тряпья, в которое закутался перед поездкой в Выборг, новыми были только кроссовки. Черные, легкие, вполне соответствующие моим давним предпочтениям. Люблю спортивную обувь. Год назад, купив скороходы, склеенные в Китае, забыл вынуть оберточную бумагу, которой обычно забивают носки у свежей обувки. Беготня, дела - и сбил большой палец. Боль ужасная. Толстый ноготь взбугрило, под ним собралась сине-черная жидкость - прокисшая кровища. Несколько месяцев измученный ноготь сползал с пальца и к поездке в Выборг окончательно должен был выпасть. Тут-то и надел вновь китайское изделие, и, когда стоял на крепостной крыше, тот же палец снова был сбит. Под черным ногтем вновь зардела красным свежая кровь.

Есть боль тупая и острая. Есть боль локальная и всеобщая. Боль души, к примеру - остра и всеобща. То, что есть в нас живого, вынуждено играть с болью. Это для человека занятные игры. Механику тела нужно было приспособить к чрезвычайно острой, но не всеобщей боли в измученной ноге. Ступал, опираясь на внешний бок стопы. Уклон - к пятке, чтобы окровавленный палец был поднят над землей и не производил шевелений внутри обуви. Привычный ход ноги менялся полностью. Весьма своеобразно должно было перемещаться и мышечное мясо бедра. Шаг вначале ускорен, а перед отталкиванием от земли нужно было резко тормозить, и всю тяжесть работы по продвижению давать левой не покалеченной ноге.

То же и с женщинами. Кто-то несет чушь: умеешь руководить тремя людьми, сможешь управляться с большим коллективом. Не так. Сумел прожить всю жизнь (до смерти) с одной женщиной - сможешь справиться и с самой жизнью (пожилые поймут: мы не радуемся существованию - мы с ним справляемся, коль случайно очутились на этом свете). Смею утверждать - женщина, данная мужчине, это его боль, сильная настолько, что переходит в свою противоположность - в наслаждение. Здесь ежедневно нужно к чему-то новому приспосабливать не только механику тела, но механику всего мироощущения, конструкцию души. Тяжелейшая работа. У мужика бьются внутри друг о друга камни: мироощущение и мировосприятие. Каждый день устанавливается баланс между двумя началами. Не будет баланса - не будет искры. Не будет брызгать огонь - мужчина умрет. А тут еще докука: ежедневно неопределенность. Женщина, не спрашивая тебя, рушит мироощущение, проворачивает не в ту сторону камень мировосприятия, и ты, как истребитель в бою, должен моментально среагировать, уйдя от пулеметной очереди беспрерывных попреков или от снарядов неподъемных просьб. Женщина (любая!) неизменно обеспечит тебя сбитым ногтем, черной и алой кровью. Словно крупным наждачком, так продраит заскорузлые поверхности, что будут они блистать, как воспаленные вздутия жировых шишек. Выжил с женщиной - справился с существованием.

Вот и города - то поднимаются, то опускаются. За последние несколько десятков лет Токио опустился на несколько метров. Поганые эти острова - японские. Фридрих Барбаросса в 1177 году полз на коленях, чтобы поцеловать руку папы Александра III. Полз вверх по ступеням собора Сан-Марко. Нынче давно уж нет ступеней. Пол знаменитого венецианского собора ушел ниже поверхности площади и нынче заливаем водою сильнее, чем сама площадь. Пушкин, в записках о Вольтере, жизнерадостно обещал: обязуюсь из материалов вашего пречудного замка выстроить хорошенький домик. Откачали воду из наносных илов, и вот уж громадный Мехико опустился за последние 70 лет на семь метров. Города, покореженные обувью истории, сползали, или же являлись розовенькими, юными ноготками. Сколько великих городов растащили на камень (дефицит же!). Сколько замков господ растворилось по простеньким избам и домикам городских обывателей. Иван III хотел замочить шведского рыцаря Поссе, да тот спрятался в башне Олафа, на которой стою в безветренном закутке. Город древен не по годам, а по сохраненным постройкам. Выборг - древен. И, как в Брюгге или Таллинне, в этом небольшом, по современным меркам, поселении, большое количество месива. Старый, но не сбитый ноготь Выборга, торчит желтым осколком на балтийском выступе. Тут - гранит. Не песок или известняк. Выборг помог мне выбрать удобный способ передвижения, чтобы не пронзала острая боль в ноге. Походка - странная, корявая, но, главное, есть движение. Возле Райской башни замка ковыляю уж очень нелепо. Но почти не чувствуется боль в набрякшем кровью пальце. Между тем Ю. маленький и В. нашли у воды таракана (растрепанного, рыжего, огромного), залитого в аккуратный стеклянный кубик (продаются в киосках «Роспечати»). Повертел в руках. Сказал: «Как моя боль».

Tags: Питер
Subscribe

  • Между прочим

    В деловом ключе обсудили проблемы Ибресинского района с его руководством. Больная тема: отремонтировали районную поликлинику. Глава республики…

  • Между прочим

    Праздник праздником, но и у урмарских спортсменов есть проблемы и просьбы. Попытаюсь помочь их решить.

  • Между прочим

    Встреча с руководством Урмарского района.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments