i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Питер. Май. 2014. 37

Толстые и Достоевские (с Розановым вместе) порочили знание. Сократ (тоже не дурак и гораздо раньше) утверждал обратное: знание есть добро, незнание - безнравственность, и - «я знаю только то, что ничего не знаю». То есть знание это, конечно, хорошо, но до него еще нужно добраться. Процесс. И бесконечный. Получается еще хуже, чем у Розанова. И знание, и этика смешения в одно целое. Вот идеала, абсолютного их слияния достичь никогда не удается. Нужно брести долго, бесконечно, а жизнь человека так коротка. Заманивать это существо «сладеньким» еще большее зло, чем просто объявить знание злом. Не зря Сократа именовали «протоХристом». Та же тайна про абсолютное добро, про бесконечный путь к нему в познании и невозможность достигнуть когда-либо. А тут - байки про рай и про некоего мужика (плотника, решившего, что языком работать легче), который есть сын неизвестного Иосифа. Дядька этот обязательно придет (когда-нибудь!) всех спасать. Плоскость (или полотно) жизни ограничена верхом и низом, левым и правым. Рассказы о продвижении человека вперед и ввысь - глупы. Человек ходит по границам своей жизни, и, дай Бог, если бродит он по солнышку, то есть слева направо. Ибо левая часть - это свобода, путешествие и риск. Правая сторона - углубление в себя и недоумение перед нелепостями жизни. Недоумение для всякого разумного существа, бредущего против солнца, да еще сверху (юность) вниз (старость), настолько потрясающе, что человек предпочитает остановиться и никуда не продвигаться. Лучше замереть в изумлении в центре жизненной плоскости, да и угаснуть на чистых простынях, в окружении родных и близких. Скорость перемещения по «черному квадрату» (или «красному», это как Малевич решит), а также правильные направления зависят только от родителей. Владимир Ульянов получил в семье толчок необычайной силы. Он с огромной скоростью полетел по периметру, с левого края, по часовой стрелке и снизу вверх. А все Володина мать, Мария Александровна.

Семейный пантеон стоит отдельно. Высокие деревья разбегаются вокруг надгробного памятника Марии Александровне, и открывается поляна, которая спускается к речке, а за ней - ограда кладбища. За оградой - трасса, редкие автомобили, громыхают на стыках трамваи (впрочем, насчет трамваев не уверен). Помню, что уже за дорогой какой-то длинный каменный забор да одинокие пустые дома.

Володя уже ребенком обладал большой, тяжелой головой. Долго учился ходить, падал, голова перевешивала заднюю часть. Саша, старший, был спокоен, а Володя - капризен, чистая каверза. Роберт Пейн пишет, что Илья Николаевич, отец - трудяга и умница - был чуваш. Глухое упорство и беззаветное трудолюбие. Преданность царю и отечеству. А мама - и шведка, и немка. Да еще из семейства Бланков, аптекарей. Сдержанность, точность, расчетливость, аккуратность. Владимир Ильич в быту скромен был, с женщинами не буйствовал, но в долгие годы жизни за границей всегда захаживал в аптеки, пробовал приобретать мази. Надеялся - вотрет в лысину, и волос снова «заколосится». Но - Бетховен и Моцарт, Шуман и Шуберт пленили его сердце. Бетховен переживал страшный кризис, собирался покончить жизнь самоубийством, - и великие сонаты.   М.А. Ульянова исполняла эту великую музыку сама и для своих детей. Когда уезжали из Симбирска, после смерти Ильи Николаевича и окончания Володей гимназии, взяли с собой в Казань лишь рояль. Полотно жизни Володи натянулось - и по солнцу. Саша на свидании с матерью сказал: интеллигенция наша слаба, а террор есть та форма борьбы, к которой может прибегнуть меньшинство, сильное только духом. Он отказал матери в ее просьбе подать прошение на имя царя. Володя, чуть позже, в Казани, когда в кутузку взяли студентов, сказал матери, пришедшей на свидание: «Мама, я не сдамся». Мария Александровна говорила сыну (вокруг была толпа посетителей): «Володя! Делай так, как считаешь нужным. Не предам. Буду всегда с тобой».

Так и было.

Вот он - замечательный памятник замечательной женщине. И всей семье. Скульптор - Манизер. Неприятно - следят за уникальной могилой плохо. Гранитные плиты расселись, между ними пробивается трава. Зато церкви всюду понатыкали. Ничего. Все течет, все изменяется, будет и на нашей улице праздник.

Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments