i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Май. 2014. 27

Между дымящихся паром темных плит отправляемся в ту часть кладбища, где высокие деревья сменяются елками. Есть и маленькие сосны - реденькие, как и могилы в этой части кладбища. Под ногами - песок, а весь участок идет под уклон к берегу речки. Место странное. Меж дохленьких сосенок редкие же, но потрясающие по своей пошлой роскоши захоронения. Какие-то молодые парни с весьма недобрыми лицами нашли успокоение на пологом бережку. И - нечто интригующее: внушительный квадрат территории покрыт отшлифованным мрамором, торчит высокая (опять же мраморная) стела, и нигде ни одной надписи: «Про запас», - говорит С., и мы вновь выбираемся из зыбучих, мертвых песков к церкви.

Выглянуло солнце. Защебетали птицы. Легкий парок с земли усилился: «Души умерших парят, - заявил я С. - И все здесь были проводники. Смотри, как красиво солнечные лучи пронизывают отлетающий с земли пар». Вошли в храм. Внутреннее пространство тесное, темное от нагромождения старинных образов. Девы Марии с младенцами скорбят за стеклами, что покрывают иконные ящики уже лет по 150. Присматриваемся и видим, что оклады будто опутаны длинными травами. Множество золотых и серебряных цепочек с крестиками висят на любом выступе иконных обрамлений. Золотые кольца - были. И перстни. С драгоценными и полудрагоценными камушками. Встречались даже женские сережки. Все эти ценности не украшали, а отягощали и без того тяжелые образа.

В верхние узкие оконца било яркое солнце. В одном углу свет падал на оклады, цепочки, перстни, и камушки светились красным, зеленым, желтым светом. «Неужели внутри - никого, - подумал я и тихонько воскликнул: А-у-у-у…» Никто не вышел ни по лесенке, что вела на хоры, ни из каких-то темных дверок, проделанных в стенах.

Вышли на солнце, в гомон и щебет птичек. Огромная старуха в серой шерстяной кофте до колен, в разбитых тапках, прошаркала мимо нас, недобро спросив на ходу: «Чего орете-то в храме?» «Так нет же никого», - решили проверить мы. «А я вам кто?» - спросила грузная бабушка. «А мы хотели спросить - в какую сторону литераторские мостки», - обратились мы к дежурной по церкви. «Идите по этой аллее, влево», - ответила пожилая смотрительница.

До литературных захоронений добрались нескоро. Поначалу выбрались к центральному входу, а там массовые захоронения участников Великой Отечественной войны, испытателей военной техники и экипажей самолетов. Слева от главного входа ворота, ведущие в хоздвор комбината монументальной скульптуры. Стало ясно, отчего на Волковом кладбище имеются потрясающие масштабные надгробные сооружения - специализированное промышленное предприятие - вот оно, буквально за кладбищенской оградой. Обнаружили семейное захоронение академика архитектуры Тона (того самого, что создал проект храма Христа Спасителя и дворца в Казанском Кремле, что ныне является резиденцией Президента Республики Татарстан.

Соседом М. по художественным мастерским до недавнего времени являлся художник Петр Рейхерт (сын народного художника России). В прошлом году Петр как-то странно умер (говорили - утонул). И вот теперь солидная могила отца и прихороненного рядом сына - передо мной. Кстати, обычно на старых кладбищах все лежат рядом с супругами, детьми. Тот же архитектор Тон нашел упокоение рядом с женой.

Наконец, показалась железная ограда литературных мостков. Захоронения знаменитых писателей, оказывается, отделены от основной территории кладбища. Поскольку раньше я здесь не бывал, то очень обеспокоился - вдруг место, ради которого мы и приехали - закрыто. За оградой мостков никого не было видно, а не очень серьезные крестики над чьими-то могилками - совсем не вдохновляли. Неужели литераторские мостки закрыты? Пришлось вернуться к главному входу, выйти на дорогу, что ведет на комбинат монументальной скульптуры, пройти в сторону города почти километр и в итоге оказаться на обширной пустой площади. Там высились каменные ворота желтого цвета. Сбоку - небольшая железная калитка. Она распахнута, и - надпись: свободное посещение литераторских мостков ежедневно до 19-00.

Tags: Питер
Subscribe

  • Мелочь, но неприятно

    Васильева Татьяна Тимофеевна, руководитель ОО Молодежного центра инвалидов «Доброта и мир», крайне удивилась неприятному факту. Со стороны социальных…

  • Мелочь, но неприятно

    Прибыл в город Мариинский Посад. Увидел печальную картину, расстроившую меня. Молодой, талантливый предприниматель Куликов Андрей Константинович,…

  • Мелочь, но приятно

    Сергей Павлович Семенов, депутат Государственного Совета Чувашской Республики, руководитель фракции политической партии «Справедливая Россия» в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments