i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Май. 2014. 26

Толстые тетушки в зеленых куртках с желтой надписью «Парк» вычесывали жухлую траву сквера и на наш с С. вопрос - где кладбище? - радостно сказали: «Да вот же оно, за речкой». Речка, видимо, Волковка - лениво протекала между двух крутых берегов. Вода (на удивление грязная) отсвечивала сизой сталью. Высокие кусты, и с той стороны, и с этой, скрывали надгробия. Но, приглядевшись, можно было увидеть, что кладбище огромно. Двинулись по дорожке вдоль нечистой реки, увидев вдали узкий металлический мостик. Тучки вновь насупились, грозили дождиком. Местность была поражена каким-то неестественным, для центра города, простором и многозначительной пустотой. На многие сотни метров вокруг не было видно ни одного человека. Дома четырех-, пятиэтажные - будто вымерли. Редко шуршали шинами автомобили.

Между тем, противоположный берег реки освободился от кустарника, и стали видны многочисленные, простые могилки - кресты, крашенные серебром, невысокие оградки. Многие захоронения запущены, увиты высокими, сухими стеблями травы и прошлогодней мальвы. По мосту перебрались на кладбище. Несмотря на бедные могилки, вся территория была снабжена удобными асфальтовыми дорожками. Не было никакого кустарника, рябинок и черемух на могилах. Были огромные деревья с черными стволами. В кронах деревьев щебетали птицы. Могилки расположены посвободнее, чем на московских кладбищах, но между простеньких надгробий возвышались памятники невиданной роскоши. Мы с С. даже обалдели и от этого богатства, и от контрастов (имущественных) между покойниками. Часа два рассматривали эти потрясающие новоделы. Черные, красные, серые, белые плиты, кресты, изваяния. Редкий камень и изысканная работа неизвестных мастеров-похоронщиков. Еврейских имен усопших почти не было. Много русских, армян, азербайджанцев. Богатые вольно лежали целыми семьями. Достаточно молодых лиц и множество коротеньких стихотворений, выражающих скорбь, типа «ты в сердце вечно и любим, а мы всё помним и скорбим». Запомнился памятник: под широкой гранитной плитой лежат двое среднего возраста. Сначала (если судить по надписи) скончался он, а на следующий день умерла она. Две высокие медные доски. Похоже на двери, они приоткрыты, и он в этот проем (а мужская фигура из бронзы в натуральную величину) уходит. Женщина держит его за руку. Он, обернувшись, смотрит на нее. Как бы зовет с собой. И мы знаем - она откликнется на этот зов: «Вот это память, - говорю я С., - кто-то нас так похоронит? Никто роскошных памятников ставить не будет. В завещании напишу - сожгите мои останки в крематории, прах развейте над Невой, прямо напротив университета». «Нет, - возражает С. - Будет так: большая черная плита. Надпись: «Здесь лежит С.». А рядом маленький столбик со звездочкой наверху. Надпись будет такая: «Моляков».

Посреди кладбища стоит церковь. Рядом какие-то административные сооружения, россыпь желтеньких домиков, лавочек, беседок. Храм окружен солидными захоронениями позапрошлого века. В беседках, сделанных из витого металла, лавочки по периметру. В центре урна для окурков. Висит чья-то одежда - лохматые куртки, пушистые шерстяные кофты.   С. удаляется по дорожке от церкви. Слышны возгласы: «Здорово! Классно! Смотри, - говорит С. - Какая красота! Вот это настоящее литье!» Действительно, все старинные могилы почетных граждан, купцов различных гильдий и профессоров снабжены чугунными скамейками. Они-то и хороши. Рукоятки, спинки, полукруглые ножки объемны, представляют собой изображения переплетенных листьев, плодов, ветвей: «Так работать с металлом сейчас не могут».

Дождь усиливается. Переходит в ливень. Мы выбираем из расположенных вокруг склепов не закрытый и старый. Приглянулся из черного мрамора, без дверей, с маленькими оконцами, пустой. В склепе холодно. На одном окошке сохранилась половинка витража из цветных стеклышек - барашек и нижняя часть чьего-то тела. Когда заскочили в эту скорбную домовину, тяжелые струи дождя рушились на кладбище водопадом. Вода шумела (птицы, естественно, уже не щебетали). Черные, разогретые майским солнцем, плиты под дождем дымились.   С. достал сигареты, закурил. Я сидел у входа, опершись о колонну, которая раньше держала створку двери. По соседству со склепом располагалась свежая могилка какого-то сановного священнослужителя. Горели лампады красного стекла. Лежали белые тюльпаны. Пламя в лампадке отчаянно сопротивлялось воде. Оно колебалось и, наконец, совсем затухло.

Tags: Питер
Subscribe

  • Каприз

    Вот мимо женщина прошла, В ней не обида и не милость, Искала что-то – не нашла, Лишь шаг ускорила и скрылась. Мужчина встал, чего-то ждет, Следит…

  • О пользе знания

    Студенту злые педагоги Вчиняют форменный допрос, Задачи ставят, он, убогий, До них мозгами не дорос. Природа-матерь беспощадно Вопросом давит на…

  • Хирург

    Валялась девушка в канаве, Мальчишка рухнул на траву. Что делать ей в глубокой яме? Кто прокатился по нему? Мужик, споткнувшись, занедужил, Вопит…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments