i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Май. 2014. 20

101-й бежал к Кронштадту. Дамба - полосата. Сухая дорога и, резко, блестит, темная от влаги, и даже дымится под солнцем, высыхая. Автобус ведет южный человек. Билеты продает тонкий юноша в черном, с лицом персидского принца. Грузные белые старухи. Сидит узбек, у ног - сумки, в сумках репчатый лук. Старухи набросились на южанина - чего, мол, сидишь, дай сесть. Узбек добродушно курлычет в ответ, и седая грозная бабка неожиданно резво располагается среди луковых котомок.

Небо над Балтикой несерьезное, веселое. Есть серые тучи. Плывут вместе с ними симпатичные белые облака, празднично мелькают клочки синего неба. У военных - парадные мундиры, а самое красивое в этих одеяниях - золотое наградное оружие - кортики, сабли, шпаги. Веселым небо кажется оттого, что оно напоминает лохмотья южного нищего. И вот, подобно золотым шпагам, сквозь клочки и обрывки небесные, вонзаются в серые воды прямые драгоценные лучи света. Там, где море поражено золотыми остриями, оно загорается, становится белым, как серебро. Желтизна золота, хмурая морская вода порождают легкие столбы воды, что возносятся снизу вверх, хотя ясно - это в разных местах бескрайнего простора хлещет из разодранных туч мелкий, густой дождь. Эта северная небесная круговерть гораздо интереснее безусловной голубизны южного моря.

В Кронштадте сразу идем в церковь иконы Владимирской Божьей матери. Церковь серо-голубая, а зимой казалось, что она словно из свинца. М. размышляет о цвете сооружения. Он точно соответствует серо-голубой окраске боевых кораблей. Занятие матросов - драить деревянные, тиковые палубы (опять же деревянными брусками), болтаться вокруг труб и мачт на канатах, кисточками обновляя серую покраску. По мысли брата, боевой мореплаватель, погибая во время сражения на корабле, душою легкою стремясь в рай, из серых, стальных объятий крейсера перемещается в серо-голубые стены храма, а потом уходит в северное, опять же серое, небо: «Коридор для бессмертной души не должен быть цветным, измененным, грязным. Кипельно-белый цвет так же вызывающ, как и кроваво-красный. Уверен: цвет коридора, ведущего в небеса, - серо-голубой. Броня боевого корабля - серая. Броня безгрешной души - голубая».

В городе-крепости листва уже пробилась из почек. Черные деревья одеты нежными облаками зелени. Вода в каналах темнее, чем зимой. Она - черная, и на дне не видно песка и камней. По узким протокам должны пройти корабли с глубокой осадкой - орудия, боевой комплект, тяжелые паровые машины.

В Николаевский собор попадаю позже М., В. и мамы. На длинной розоватой стене, что напротив храма, - памятные доски. Два огромных якоря и кусок чудовищной по толщине брони крейсера «Гангут» («Октябрьская революция»). На досках наименования погибших в годы Великой Отечественной - кораблей, подлодок, самолетов, катеров. Имена героев флота, мучеников Кронштадта. Герои Советского Союза, защищавшие не сдавшийся город-крепость. Солдат по фамилии Петров. Героиня-снайперша. Мужики любят артиллерию, бомбы, ракеты и мины. Чтоб накрыло и чтоб сразу много. Если разъярить женщину, то убивать она будет с не меньшей страстью. Но, если женщина получила самое ей соответствующее оружие - снайперскую винтовку - ей нужны индивидуальные подробности. Женщине нужно знать - ее пуля - в сердце! На черной доске Указ Медведева (тогда, в 2009 году, президента): Кронштадт - город воинской славы.

Вот бывают особые эрогенные зоны, чрезвычайно важные, нервные узлы (пусть и очень незначительные по размерам). На теле государства такие точки, несомненно, имеются. Красная площадь. Могилы Пушкина и Толстого. Днепрогэс. Магнитка. Двадцать первая «Волга». Штурмовик Ил-2. Т-34. Октябрьская революция - крейсер. И, несомненно, Якорная площадь в Кронштадте. Надави на эти точки - и оживет, задвигается, вздохнет все историческое тело великой страны, уникального народа. Советскую Россию от царской - не оторвать. И флот (со всеми его революционными матросами) - единое тело единого государства. Крейсер «Гангут» и он же - легендарная «Октябрьская революция». «Аврора» билась под Цусимой. «Аврора» палила по Зимнему, и, бывая на ее борту, всегда любовно глажу казенную часть носового орудия. Техническая минная школа - вот она, в ней не одно десятилетие преподавал гениальный Попов. Здесь, на рейде, стоял гордый корабль-крепость «Петр Великий». Спустили на воду в 1869 году, а пустили на металл только в конце пятидесятых, века двадцатого. Сначала женский батальон, оборонявший Зимний дворец, а затем лихая истребительница немецко-финского мужичка снайперша Петрова (как, увы, и прибалтийские «белые колготки» в Грозном).

Tags: Питер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments