i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Выставка. 49

Платона не интересовала перспектива. Оттого и музыка у греков наивысшее выражение нашла в камне: самодостаточная статуя, роспись на амфоре (тоже одиноко прекрасной) - фигуры там цельные, фон однородный (черный или красный) - ни заднего фона, ни намека на горизонт. Храм в Элладе - единица (никаких тебе нулей и похотливой дроби). Гениальность в простоте. Особая, уникальная чистота, граничащая с чистотой белой могильной доски. Отчего рождается вожделение в искусстве и к искусству? Либо от простой, понятной тяги к смертному идеалу (и мертвые, прекрасные, даже в разорении, камни Акрополя стоят уже больше двух с половиной тысяч лет). Либо человеческое восприятие соблазняет соотношение плоскостей, притянутых, как полотна на просушке, к «реперным» точкам мысли и духа. Соблазнение перспективой есть штука опасная. В рукотворной дали океана, степи, неба не раскаты грома слышатся. Там слышится утробное ржание дьявола. Шпенглер утверждал, что горизонт это «высшая степень далекого». Когда музыканты (одновременно с художниками), презрев осторожность Платона, прислушались к призывному хохоту врага человеческого, обратились к перспективе, поплыли мозгами и душами к недосягаемой линии горизонта, тогда музыка открылась людям в своей конгениальности. Треснула скорлупа Ветхого и Нового Завета, расцвело кровавое содержание Корана. Вылупился черный утенок поэзии (тело рифмы - слова, звук слова - музыка). Вот такое чудище появилось - и копыта с рогами, и крылья. Но запела восточная зурна. Сладкоголосых восточных акынов было не унять. Пели в сладкой истоме, исходили слюной и слезами. Народились арабские сочинители поэм. Поэма есть порочное обещание перспективы для ущербного ума и убогого духа. Не абстрактное мышление отличает человека от животного. Человек отличается от обезьяны особой, неповторимой разновидностью порока: напрасными, возбуждающими ожиданиями, данными перспективой. Неимоверным искушением сладости перспективу слова, звука, взгляда построить самому. Каналетто и Гварди, мастера венецианской ведуты, а уж никак не Тициан, окончательно доломали древнегреческое стремление к простоте и христианский канон. Католические монахи держались долго. Но в Италии явился Джотто. На Византийскую братию нашелся свой Симеон Ушаков. Монотонно гундели католики и православные в монастырях. Ан, нет! Вот вам Иоганн Себастьян Бах с токкатой и фугой ре минор. А уж потом дьяволят-романтиков было не остановить: Шуберт, Шопен, Лист, Шуман и так далее. На Руси таинственная конгениальность мелодии наиболее полно явилась в творениях Чайковского и Рахманинова. Перспектива симфонизма бесконечна. Игры с тонами и полутонами столь завораживающи, что забываются предостережения слепого Гомера («Одиссея» - призывные песни сирен). Одиссея было кому привязать к мачте. И меня самого, и Ю., и огромный зал Консерватории, и маленький земной шарик с жадным до развлечений человечеством привязать к мачте некому. Сирены уже дозвались всех возможных Одиссеев (и Одесситок) в смертные сети. Никто толком так и не ответил на вопрос - почему так необычно сочинял свой концерт Рахманинов. Сначала написал вторую часть. Исполнили. Остались довольны. Потом третью. Снова исполнили. Шел 1900 год. И только в октябре 1901 года в симфоническом собрании Московского филармонического общества сыграли весь концерт целиком. Столь прекрасен этот музыкальный опус был не только от прекраснодушного восторга мелкопоместного дворянина перед русской природой (хотя такая восторженность есть проявление антихристианское, языческое). В 1897 году Рахманинов сочинил первую симфонию. Самолюбив был страшно (оттого и выжил впоследствии в Калифорнии), а симфония не удалась (действительно, крепко, но вторично). Душа тонкого сочинителя не выдержала. Психическое расстройство. Московский психолог Даль лечил. К тысяче девятисотому году вылечил. Симфонию сочинял в благодарность врачу, а уж потом думал о России, беременной мировой войной и русской революцией. Танеев, слушавший произведение, утер набежавшую слезу. Молвил: «Гениально! Верно». Но, добавил: гениально оттого, что человечно. Все человеческое становится, когда выздоравливают. Дирижер Понькин (ужасно похожий на эмигранта Барышникова) оказался казак. Ему Грачев в Краснодаре медаль дал. Энергичный - одновременно в трех местах. Выходя после концерта, видели Гиндина (он такой же, только еще круче - одновременно в четырех местах). На Гиндине джинсы, рубашка в голубую клеточку, тонкий шерстяной свитерок. Рукава вздернуты. Руки густо волосаты. Иномарка (сам за рулем) - простовата. Но «Ситроен» все же представительского класса. На переднем сиденье красивая дама. На заднем сиденье - шумные дети. Им еще только предстоит узнать про Рахманинова от отца.

Tags: Выставка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments