i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Выставка. 41

Появление государства - четыре потока. Правители и народ живут, как будто текут разные реки. И в смерти - разница. Десятки миллионов простых людей легли в землю. Через два-три поколения никто не вспомнит, как звали того или иного крестьянина, ремесленника, купца, монашка, а в последнее время рабочего. Умершие из власти, по сравнению с океаном смерти простого люда, - сущий ручеек, лужица. Но помнят их веками. Река памяти, как и природная река, подпитывается ручейками, талыми водами, ключами, подземными источниками. Имена тех или иных исторических деятелей - лишь символы, напитанные подземными и малыми источниками. Миф об Александре Невском имеет весьма малое отношение к тому, каким был этот человек на самом деле. Маленькая речушка «делателей истории» выделяется среди океана народного оттого, что слабые, глупые, жестокие, плаксивые, неверные и жадные деятели приподнимаются над морем умерших благодаря мифическим выдумкам - сказочным, религиозным, историческим. Приходит время вещи столь же страшной, как кровушка людская, - время идеологии. Хоть и строил Архангельский собор Алевиз Новый, итальянец, но расписывал-то Симеон Ушаков. Когда художник выполняет ответственный идеологический заказ, он может позволить себе некоторые вольности. От канона Ушаков решительно шагнул в сторону созидания перспективы и в сторону реалистического изображения. «Красивость» его икон потрясает. Она же есть главная искусительная слабость.

Такие художники-искусители остаются на века, висят в главных музеях. Когда смотрю на Симеона Ушакова в Русском музее или в Третьяковке, испытываю двойственное чувство - стыда и восхищения. Восхищен - оттого, что по-человечески красиво, но и стыдно оттого, что рисовали духовное, а получилось земное. За счет подобных противоречий рождается великая сила идеологии. Не оттого православные расколоты были беспощадно на старообрядцев и обновленцев, что книги священные переписаны по новым правилам (два перста - три перста), а оттого, что церковь влезла в дела государственные и, с переменным успехом, стала там присутствовать. Старообрядцы же говорили: не лезьте.

Противоречивость русского воплощена в архитектуре Архангельского собора. Декор фасада, как в Италии, в эпоху Возрождения (Возрождение на службе у русских царей). Горизонтальный карниз делит стены на два яруса. Нижний ярус украшен ложной аркадой, а верхний - широкими филенками. Закомары, словно дивные раковины морские. Пилястры в резных капителях взбухают, словно сливочный крем. Великолепные окна-медальоны на центральной закомаре западного фасада. Роскошные листья и цветы украшают порталы северного и западного входа. Строгость воспарившей к богу души заменена итальянскими намеками на величие греховного человека.

Иван Данилович Калита - зверь-человек, но идеология мощного централизованного государства поднимает этого греховодника над сотнями миллионов умерших в России. Были мужики не хуже Калиты, не глупее. Говорили: не нужно государства унитарного, единоличного. Народишко должен раздышаться, плечи расправить. Никто не слушал. Карамзин написал «свою» историю Государства Российского - историю идеи централизованной, железной монархии - и Калита остался, воспарив над кровавым человечьим болотом, иных никто и никогда не вспомнит. Дмитрий Донской - здесь же, в этой колыбели русского абсолютизма. Калита земли начал собирать. Донской дал по мозгам татарам. Василий первый продолжил дело Донского. Василий второй ликвидировал мелкие уделы Московского княжества. Иван второй - доломал Золотую Орду. Русское государство сформировалось в своих основных очертаниях. Василий третий (кстати, ктитор Архангельского собора) установил единодержавие. Иван да Василий круто обошлись с Новгородом. А уж Грозный разобрался с Казанью и Астраханью. Все здесь, радетели великодержавной идеи. Гудит этот заупокойный реактор российской государственной идеологии. Мощи излучают энергию. Все здесь - Федор Иванович, Василий Шуйский, Михаил Федорович (первый Романов). Гениальный самодержец России Алексей Михайлович Тишайший. Здесь же сын его Федя (Петруша, сынок, покоится уже в Петропавловке). Как занесло сюда, под древние плиты, в 1730 году Петра второго - история отдельная.

Tags: Выставка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments