i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Выставка. 39

Подвалы в Оружейной палате Кремля глухие, сводчатые. Галдят дети. Обширные сувенирные лавки. При входе в выставочные помещения пропускные устройства, вооруженная полиция, стальные массивные двери. Серые, с замками, словно на подводной лодке. Крутанешь кольцо, как штурвал, - наглухо перекроешь не только вход, но и доступ воздуха. Дети и стальные двери напомнили мне жуткий фильм Лопушанского «Гадкие лебеди». Даже страшно стало - защелкнутся замки, погаснет свет. Я и дети. Да еще омерзительный мокрец Зиновий, в черном плаще с капюшоном. И почему у пресловутых Стругацких так популярен образ спивающегося, рефлектирующего писателя, которого не берет ни одна зараза - ни реагенты, которыми посыпают место высадки мокрецов, ни комната исполнения заветных желаний, как в «Сталкере». Впрочем, я рефлектирую (постоянно), но уже много лет капли в рот не беру. А это верно указывает на уязвимость и недолговечность бренного бытия.

Из глухих подвалов попадаем на широкую лестницу. Стены бордовые, потолок высоченный, на лестничной площадке тускло поблескивают позолотой старинные часы. Снимать на камеру ничего нельзя. Фиксирую на аппарат увиденное с опаской, из-под полы парадного пиджака. Палата - безразмерное собрание драгоценностей, что преподнесены были за долгие века царскому двору в качестве подарков. Абсолютизм монарха вырабатывал особую форму дипломатии: приехал поговорить о делах - тащи подарки. Это сейчас два руководителя в лаковых ботиночках сидят у камина, чирикают. Кресла, в которых восседают, как правило, оттуда, из восемнадцатого века. Несерьезно. Видно - ребята временные, хлипкие. А вот если с бородатым толмачом да солидное посольство с тьмой серебряных блюд, кувшинов, тарелок, ковров, отрезов драгоценных тканей, то ясно - хозяин всего этого добра дядька серьезный, солидный. Его посланцы зря чепуху молоть не будут.

Оружейной палата названа оттого, что в ней оружие неимоверной ценности. Шпаги, украшенные изумрудами, сабли, усыпанные рубинами, седла и попоны крепкой кожи, в жемчугах. Трости - с золотыми набалдашниками, янтарь, оникс. Стальные рыцарские доспехи все в изощренном червлении - узоры, цветы, серебряные и золотые вставки. При этом в палате не только оружие. Ну, ружья в перламутре, ну, пистолеты и кинжалы с неизменной слоновой костью. Больше - книжищ в золотых футлярах, икон в тускло поблескивающих окладах. Немало наши послы ценностей в качестве подарков вывезли на Запад, Восток. В Китай и Индию. Но, и нам навезли кучу золота и серебра. Подарки Франции, Англии, Персии, различных германских государств. Италия. Испания. Каждая страна - по залу. Любоваться этой давящей, пригвождающей роскошью можно бесконечно. Все зримо, полновесно. Даже в руки брать не хочется. Блещут сокровища из-под толстого пуленепробиваемого стекла, ласкают глаз своей полновесностью.

Ю. ходит кругами вокруг витрины, за которой горят драгоценными камнями царские головные уборы - короны, шапки в изумрудах, отороченные норкой и еще какими-то редкими шкурками. Трон Петра первого. Петр еще мальчик маленький, глупенький. Но (вместе с братцем Федором) уже сидит в державных креслах. За головой, в перегородочке, обшитой малиновым бархатом, проделано оконце. При важных аудиенциях отверстие приоткрывалось, и взрослые дьяки нашептывали пацанятам готовый текст. Чтобы не сболтнули чего лишнего малолетки. А не то: «Камска волость, Камска волость!» Одежонка Федора Колычева и посох его. В большом зале, насыщенном стеклянными шкафами, удивительное представление - древнерусская одежда (шубы, салопы, телогрейки, шапки). Тут же, рядом, одежда европейского покроя. Восемнадцатый век - век Просветителей и хитрого Талейрана. Этот самый Талейран вздыхал о временах абсолютной власти, временах безраздельного господства крупных дворян-землевладельцев. Золотой век. Век сладострастия и наслаждения. Время, когда порок воспринимался не как грех, а как милость. Всё - до 1789, до Революции. Кольбер, финансовый гений, ломал шапку перед Королем-Солнцем. Это «Солнце» еле-еле умело читать и писать. Зато Людовик менял фавориток чуть ли не ежедневно, а Кольбер устроил в своем замке мастерскую, где, в тайне от всего света, начал производить французские кружева, а самое главное - тончайшие дамские шелковые чулки и белье. Вот они, чулочки, здесь - среди душных шуб и поповских клобуков. Чулочки эти, в давние времена, ценились дороже золота.

Tags: Выставка
Subscribe

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 69

    Кофе-брэйк. Звучит нехорошо, напоминает «бряк». Можно сказать: «Рюмка-бряк» - это про пьянку. После окончания мероприятия С.П. поехал с Д.З. в…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 68

    Кому взбрело в голову вешать над входом в усадьбу электронные часы - красные, цифры мигают воспаленными углами? Сложную гармонию разрушает маленький,…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 67

    Идеология вызревает в почве людских отношений долго. Перегной мысли. Удобрения чувств. Она - красивый, но ядовитый цветок, распустившийся на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments