i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Выставка. 36

Русская империя «наоборот» строила жизнь на братстве и любви. Зачем, например, русские создавали Академию наук у казахов, а в Душанбе открывали Консерваторию? На хрена эвенкам алфавит! Кто решил, что голос крови слабее голоса милосердия и бескорыстия? Ложь. На окраинах империи расцветали пышные столицы, и абреки вели в сентябре детей в школу, а в русской глубинке, откуда все и пошло (так называемое Нечерноземье), осенними дождями дороги размывало в болота. Не было дорог. Не было газа. Были осиновые дрова да резиновые сапоги. Бабы в четыре утра, по морозу, тянулись в колхозные хлева, к коровушкам. Люди с окраин не понимают человеческих слов. Они не ведают, что есть добро. Лишь одно - жадный голос крови сильнее всего. Столицы метрополий на Западе выглядят куда как приличнее города Костромы. Юго-восток французских колоний, индийский отросток английского королевства, бельгийские и голландские негры до сих пор сидят у своих хижин голые, тучи мух, нечистоты, тощие коровы. Странные государства-уроды (типа ЮАР). Там-то и поселяются люди из бельгийских метрополий, чтобы на фотопленку фиксировать границу между прогрессивными иллюзиями и почвеннической реальностью. Гроза и ужас традиционных сообществ, изуродованных цивилизаторскими затеями, завораживают и пугают. У Гриффитса антивоенные марши, у Бурри энергичные революционеры, у Кертеша - Мондриан, Колдер, Шагал и Эйзенштейн. У американца Роджера Баллена - жаркая, больная грязь окраин Йоханнесбурга. У Баллена - все родное, знакомое. Приезжай, парень, к нам, на Нижегородчину. То же самое - беззубые старухи, бездомные котята, грязные стены и бесконечные куры. Центр России кошмарно похож на юг Африки. Наши гниющие язвы подмораживает зимой (не так вонь сильна). У Баллена, в деревушке, в которой он обитает последние десятилетия, язвы гниют, разрастаясь, и вонь, что прет с черно-белых снимков, невыносима. Кто в мире не знает знаменитого балленовского щенка! Две грязные, заскорузлые стопы какого-то старого человека. И, через щелку между ними, протискивается только что появившийся на свет щеночек. Щенок - слеп. Пятки - в черных трещинах. Эта работа всегда потрясала меня. Послание всем революционерам, реакционерам, коллективистам и либералам: вот итоги ваших усилий. Ужасные итоги. Жара Африки и бессмыслица прогресса столь велики, что требуют явления на свет. Почти на каждом снимке Баллена - обрывки ремней, зигзагообразные железки, бесформенные клубки проводов - толстых, тонких, порванных. Стены когда-то белили. Теперь они чуть ли не запачканы экскрементами. Мне нравятся полотна Топиеса, Фрэнсиса Бэкона (не говоря уже о Мунке). Вернее, я их ненавижу так сильно, что ненависть эта становится притягательной. Рисуют черте чем - обломками кисточек, деревянными щепками. Топиес все размазывал по холстам. Бэкон размазывал по холстам изображения людей, словно грязь. Геолог по профессии, Роджер Баллен с молодости месил грязь, что-то выискивая в ней. Такое случается, хотя и редко - вслед за Топиесом он застрял в грязи бывшей английской колонии, зачарованный вонью имперских отбросов. Фотоаппарат стал той деревянной щепкой, которой мастер раскапывал (и раскапывает до сих пор) разлагающиеся трупы животных, людей, чувств и мыслей. Камера для него тот глубоководный кислородный аппарат, что позволяет ему не изображать грязь, а жить ею. Южноафриканские пенсионеры в убогих лачугах. Драные детские игрушки, вымазанные грязью. Нечистые руки, выползающие, как белые опарыши. Палата страшных теней. Смертный одр - несвежий мертвец и искусственные розы, утратившие на солнце белизну. Фотограф ненавидит солнце Африки - оно сильно и надоедливо так же, как наша стужа. У грязнетворца Антония Топиеса навязчивая тема стульев (хотели посидеть, да всех сдуло). У Баллена навязчивые образы дебильных малышей с куколками (надо же! Дебилы, а тоже возятся с зайчатами, медвежатами). Чудовищная фотография (будто гвоздем в башке, как Ринго без штанов): деревня в западном Трансваале. Два дебила - огромных, мощных - близнецы. Лбы скошены, затылков нет. На головах черная редкая щетина. На лбах - редкие глубокие морщины. На рубахи беспрерывно, тонкими ниточками, из уголков рта, стекают слюни. Слюна превращается в заскорузлые разводы.

У всех этих «разноземельных художников» - что так притягивает меня - есть обещание: посреди ужаса нам обязательно откроются четкие очертания. Хочется завершенности. Но и само желание, и завершенность оказываются менее важными, чем наличие фотокамеры, сломанной кисточки или куска дерева. В двух близнецах Трансвааля мне было обещание образа - боксера Валуева. Образы очень похожи.

Tags: Выставка
Subscribe

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 69

    Кофе-брэйк. Звучит нехорошо, напоминает «бряк». Можно сказать: «Рюмка-бряк» - это про пьянку. После окончания мероприятия С.П. поехал с Д.З. в…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 68

    Кому взбрело в голову вешать над входом в усадьбу электронные часы - красные, цифры мигают воспаленными углами? Сложную гармонию разрушает маленький,…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 67

    Идеология вызревает в почве людских отношений долго. Перегной мысли. Удобрения чувств. Она - красивый, но ядовитый цветок, распустившийся на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments