i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Выставка. 28

Либо много людей, либо их вовсе нет. То же и с предметами. В лесу много всего, а людей нет. В городе много и людей, и предметов. Первоэлементы чувственного восприятия высвечиваются по-разному, от этого меняется жизнь. Хорошо среди чащи. А ведь как в лесных зарослях устаешь, как корежит твое лицо сладкая зевота (видно, воздух свежий), даже если ты ничего не делаешь, а просто бродишь по прошлогодним листьям и влажному песку. Усталость - сильная штука. Есть энергия жизни, бессилие смерти. Между ними - усталость. Треть жизни мы спим. Треть жизни мы утомлены. Процентов двадцать - энергичная глупость. И, дай бог, чтоб десять процентов существования не то, чтобы были полезны, а не нанесли окружающему урона. В лесу усталость, как сладость. В городе, среди людей, усталость нагло напоминает человеку: я - почти половина твоей жизни. Помни об этом. Со мной - не шути.

Скоро год, как умер Балабанов (в автобусе по видеку крутят «Брат-2»). Этот Балабанов - минималист. У Сережи Бодрова постоянно не просто мертвое лицо. У него лик дебила. Речь тяжелая, замедленная. Но действия, ведущие к разрушению, беспрекословны, точны, решительны. Балабановский Брат укладывает людей в ящик с одного выстрела - и не переживает. У Балабанова все устали до отвращения («Морфий»). Усталость у него вычурна, поставлена на главное место. Отчего-то этот мрачный тип не любил людей, а любил Петербург, самый неестественный и самый северный из мировых городов. Время такое было - девяностые. Люди, подобные Балабанову, получили возможность свободно говорить о самом страшном в себе. Себе в некоторых вещах сознаться не мог, а мог вывернуть это перед всеми на экране: «про уродов и людей» - там Питер пуст, а порок высочайшего электрического мертвого свечения выложен на блюде пустынных пейзажей города на болоте. В России мысль о том, что архитектура не нуждается в людях, и люди, построив прекрасные здания, могут убираться прочь, выражена честно. Ну, разве могут такие «уроды», как герой Маковецкого (или Сухорукова Виктора) - герои раннего Балабанова - жить рядом с Дворцовой площадью и с Казанским собором? Как смеют они грязными своими выходками тревожить совершенство надгробий? Киноподелки Балабанова даже в Канны посылали, да там не дураки, похоронных дел мастера раскусили быстро. Антониони - пустые города, резкие линии, великолепная архитектура (а к тому времени уже и дизайн («Блоу ап»). Если честно, то все лучшее, что создано в кинематографе, - об одиночестве человека и электрическом свете, в котором купается его беспросветная тоска.

В двадцать седьмом году Хемингуэй написал рассказ «Убийцы» - о двух киллерах. Кинематографисты интересовались. А умница Эдвард Хоппер по мотивам рассказа написал одну из лучших картин в американской живописи двадцатого века - «Полуночники». Бар «Филлис», ночь, жара. Гринвич-Авеню, Нью-Йорк. Потом Хичкок отталкивался от этого полотна, мучаясь над своей заглавной картиной «Психо». И Дэвид Линч многое почерпнул у Хоппера (который, порой, дневал и ночевал в кинотеатрах). Творчеством художника навеяны и «Синий бархат», и «Твин Пикс». Виму Вендерсу понадобились «Полуночники» в «Конце насилия».

Хоппер реалист. Особенный. Прямолинеен и честен в нелюбви к людям. В Америке сильно (и до сих пор) влияние протестантских художников XYII века - любовь к деталям, к повседневности. На благодатной площади (это там, где тема картины выше разных описаний - разочарование) топтались многие. Придя на это вытоптанное место, Балабанов с вывихами в стиле «а ля рус» никого не удивил. Ни в Каннах. Ни в Венеции.

Как раз на том моменте, когда Бодров-младший мокнет под дождем в Чикаго, въехали в захламленную людьми, транспортом, зданиями Москву. Огромный Крокус-Сити-Холл. Здесь - концерты и обширная торговля. Кто-то говорит, что обязательно приедет в этот торгово-развлекательный комплекс на концерт какого-то уникального японского музыканта-самоучки. Огромный вздувшийся волдырь этого «Крокуса» оплетен проводами, дорогами, по которым несется бессчетное количество машин.

Поднимаемся на эстакаду. Торговый центр скрывается. Идет московское окраинное мельтешение частных домов, облепленных вывесками о возможном ремонте авто, шиномонтаже, продаже стройматериалов. Отчего-то много торгующих раковинами, унитазами, ваннами. Маленькие дворики забиты хламом. На всем - густая придорожная пыль. Метро. Наконец, расстались с соратниками по борьбе за счастье трудового народа.

Tags: Выставка
Subscribe

  • Деловая переписка

  • Деловая переписка

    ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Молякову И.Ю. Уважаемый Игорь Юрьевич!…

  • Деловая переписка

    ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Молякову И.Ю. Уважаемый Игорь Юрьевич!…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments