i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Выставка.22

Выставка.22

Перед имением - просторный овраг. В истоке - беседка, мотор ручного фуникулера. От беседки - гладкий деревянный желоб, по которому можно съезжать на санях. Ровные доски уходят далеко-далеко, и на дне ложбины круглое завершение спуска. Сейчас уже ездить нельзя, снег на деревянном покрытии растаял. Высоченные деревья подбираются к самому желобу. Поскольку тянутся к свету со дна уходящей вглубь земной трещины, они чрезвычайно высоки. Правда, справа прорублена небольшая просека. По ней, уцепившись за канат, катальщики поднимались вверх, к беседке. Из овражного зева пахнуло уже весенней свежестью. И, хотя между деревьями еще лежал глубокий снег, на бурых листьях холод был живым и влажным. Это была не умирающая зима, а нарождающаяся весна. Рядом Истра. И она внизу, за лощиной оврага. Выявилась крутизна возвышенности, на которой поставлен графский дворец. Вся красота местности над невидимой рекой, словно влага губку, пропитала мои внутренности. Подкосились ноги, и пришлось сесть на лавку в беседке. Тишина сумрачного леса напиталась холодной влагой. Ударил дробно, пробив в тишине круглую дыру, дятел. На лавке обнаружил детскую варежку - пестренькую, смешную. Тяжело встал, накинул рукавичку на штакетник по бокам дорожки к беседке. Вышел через белое ограждение к барской усадьбе. Огромная клумба, перед входом в дом, разрыта. Днем сотрудники начали вскапывать землю, что-то сажать. У края - бюст лихого военного с усами. Молодой генерал, похожий на Дениса Давыдова, смотрел круглыми бронзовыми глазами. Царское имение досталось в подарок Кутайсову-отцу от Павла I, у которого тот был на особом доверии. Бюст же в честь сына - генерала от артиллерии, двадцативосьмилетнего любимца армии, погибшего во время Бородинского сражения. Легкомысленность бюста уравновешивалась строгостью форм дворца, выстроенного в традициях русского классицизма. Усадьба напоминала Михайловский дворец в Питере (белоснежные колонны на желтом фоне, два этажа, при огромной высоте потолков). Конечно, этот сельский дом был значительно меньше Питерского сооружения. И, все же, размеры впечатляли.

Присел на чугунную скамеечку, поставленную рядом с клумбой. Вокруг - никого. За стеклянными дверьми входа - мягкий желтый свет, льющийся от хрустальной люстры. Да черные электронные часы, мигающие воспаленными красными цифрами. Время - 19.30. Дворец ожиданий не обманул. Удовольствие и восторг. Как мы, крестьянские дети во втором поколении, падки до барских бытовых красот! Как обожаем мы помещичьи вишневые сады! Сидим на скамеечках, поджав ножки в плебейских ботиночках. Ждем хозяев. И, вроде, барин давно испарился, барыня обратилась в облачко, а мы все ждем. Будто предчувствуем - вернутся. И так - веками. Корить себя не в чем. Огромная страна, в которой обитаем, с одной стороны поджата стеной гор: Кавказ, Тянь-Шань, Памир, Алтай, Тибет и даже какие-то хилые Карпаты. С другой - нет, не океан. Стена холода, сродни Космическому. Посреди - равнина. На этой равнине сам черт ногу сломит - русские, тюрки, да еще кочевники, охотники, рыболовы, земледельцы. Вера - разная. Сказки - иные. Вот только не небо, а сам господин Космос, словно крышка котел, покрывает это варево народов. Небу вызов бросить наша интернациональная братия еще может (воздушные змеи, шары и аэропланы). Это как бы игрушки для народов-мореходов (пираты, испанские работорговцы, английские королевы и Джеймсы Куки). Наша же, евразийская, задача - космос. Туда пропихнуться нам всем - татарам и чукчам - предназначено судьбой. Иначе - давно бы разбежались, перегрызлись. И отступать некуда. И не Москва за нами. За спиной - яма Вселенной. Эта пропасть задает общую судьбу, стиль жизни, трудовой быт. В Америке собирают урожаи трижды в год. В Европе - дважды. Земное тепло балует возможностью алчного труда на тело. У нас же, в Евразии, один урожай с трудом собираем. Полгода сидим по домам у печек, в морозном сумраке - и здесь уж труд души: споры, крики, писатели романов, поэты, сказители, частушечники-балалаечники. Природа не дает почувствовать разврат труда. Она одаривает мукой. У нас ведь не сказки рассказывают. У нас готовятся к встрече с Космосом. Не случайно русский парень Юра Гагарин - из наших, из евразийских. Тоже зимними вечерами сказки слушал. Путешествие во Вселенной - дело опасное. Нужны Командиры и дисциплина для простых и своенравных. Монархизм схлынул, коммунизм испарился. Космос - остался. Командир нужен и так, и так. И дисциплина. Вот и я, слабый человек, сижу у парадного подъезда. Хозяина жду.

Tags: Выставка
Subscribe

  • ВИДЕОНОВОСТИ

  • Мелочь, но приятно

    Республику посетил Фрадков, Председатель правления банка «ПСБ» (кошелек Вооруженных Сил Российской Федерации). Посещение тракторного музея на…

  • Мелочь, но приятно

    Встретил друзей в Новочебоксарске, куда приезжал возложить цветы к памятнику погибшим воинам 22 июня 2021 года.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments