i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Выставка. 11

День перевалил экватор. Канашские ватрушки съедены в половине восьмого утра. Жрать охота. Впереди - Ваганьковское. Задание по Донскому монастырю отработано. Осталось завершить обход стен. Снаружи, у северной стены, - огромное здание. Инженерный факультет Университета дружбы народов. У входа и у стены монастыря толпятся возбужденные студенты. Негры, которые, став машиностроителями, до своего родного Конго или обожаемого Зимбабве вряд ли когда-нибудь доберутся. В Москве эти здоровенные «угольки» раздают у подземных переходов эротические журнальчики с адресами борделей. Далее - отдел социальной защиты. Крыльцо, девушки в меховых шубках, много чего повидавшие, курят. Ногти ярко накрашены. Неужели с подобным вызывающим лаком они выносят горшки за умирающими старухами?

Выскакиваю на хорошо знакомой станции «Баррикадная». План: маленький магазинчик, литр кефира, два-три больших коржика (рублей в семьдесят уложусь). Пристаю к солидным людям: как пройти на кладбище, одновременно в молочный магазин. Старушка (жертва наманикюренных соцработниц) весело отвечает: «Милый! На кладбище тебе рано. Молочная лавка вот она, за поворотом!» Малюсенький магазинчик на первом этаже, в однокомнатной квартире блочного высотного дома, неискренне названный «Свежее молочко». Молоко, хлеб, колбаса. Московские тетки омерзительно долго копаются в вареной продукции. Куски одинаковые, но кумушки противными голосами мучают толстую деваху в белом кокошнике: «Нет! Не то! А вот этот кусочек покажите, пожалуйста!» Мужественная продавщица с улыбкой, напоминающей девяносто шести-процентный уксус: «Пожалуйста! Вот еще… Или этот кусочек… Смотрите. Хорош? Нет! Пожалуйста, пожалуйста, мне не трудно. Покажу вам еще палочку». Будь моя воля, этих привередливых московских мещанок вышиб бы из лавки одним пинком, а палку колбасы засунул бы им в… Ну, сами знаете куда. И еще: если бы можно было извлекать яд из тяжелейшей атмосферы этого неприятного торга, яд был бы покрепче кураре. В соседнем окошечке: молоко, хлеб, пряники. Тут-то хоть отдохну, взгляд у ококошенной тетки злой. Сразу видно, что меня, покупателя, белохалатная терпеть не может. Не скрывает этого. Так это знакомо, так привычно и приятно. Заказываю литр кефира, прошу тульский пряник (помнится, в ларьке такие идут по двадцать рублей). Небрежная торговка заявляет: «С вас сто двадцать рублей». Я: «Что? Кефир же - пятьдесят?» В ответ: «Правильно. И пряник семьдесят. Сейчас - пост. Спецпряники, для тех, кто постится». Решительно отказываюсь от пряника за семьдесят рублей. Настаиваю на половинке буханки белого хлеба. Мне отпускают хлеб с чрезвычайным выражением лица. Не стерпел: «Вы лучше пряники втюхивайте не под видом поста, а в честь присоединения Крыма!» Торговка: «Что сказал?» Я: «В честь великой победы Путина пряники теперь можете продавать по сто рублей, литр молока - за пятьдесят, картошку - рублей по шестьдесят за кило». Какая разница! Все равно убогим россиянам поститься придется круто - хоть с той стороны, хоть с этой.

На улице слегка распогодилось. Небо полегчало. Дворы - чистые. В урнах почти нет мусора, и пластиковый стаканчик найти долго не удается (в «Свежем молочке» стаканчики продавали только в упаковке, сразу десять штук). В Чебоксарах старухи-сериальщицы, дожидаясь очередной серии, бездельничают на лавочках возле подъездов. Разговор ни о чем идет часами. В московских дворах: бетон, подъезд с хитрым кодовым замком, стальная дверь, окна зарешечены, и никаких лавочек, ни одной кумушки. Нашел редкие гаражи. Что-то разрыли. Вывернута плита из земли. Расстилаю газетку и присаживаюсь. Не устающий гул города. Вокруг здания в шестнадцать этажей. И - удача: за плитой пустая бутылка из-под недешевой водки «Парламент». Пластиковые стаканы в невысохших каплях алкоголя. Если водка, то зараза маловероятна. Кефир - в водочный стакан. Краюху - напополам (и счастье - свежая, мягкая). Холодный кефир приятно бередит горло. Жую. Думаю. На Украине - Запад с Киевом памятники Ильичу сносят. Донбасс и Харьков - народ жмется к изваяниям вождя, который вмиг вновь стал родным. Харьков с шахтерами несколько месяцев не возбухали против Майдана. Ждали, когда дикари с Запада дадут пинка Януковичу. Про Россию на Востоке говорят: в России воровство покруче нашего будет. А облегчения для рабочего человека не будет. Поэтому - независимая республика Донбасс. И требование - национализация крупных предприятий. И алых, советских, флагов больше, чем всех остальных. Уже забастовки. Уже бьют штрейкбрехеров. Требование - долой местных, толстопузых. Они, эти поднимающиеся рабочие с Украины, русским буржуям нужны? Не нужны. Русские толстобрюхие работяг с Донбасса боятся и ненавидят не меньше, чем толстобрюхие украинские фашисты. Нашим богатеньким нужна маленькая заварушка на границе. А вот того, что есть в Донбассе, в Кузбассе и на «Уралвагонзаводе», им никак не желательно.

Пообедал. Вдали желтеет вход на Ваганьковское кладбище.

Tags: Выставка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments