i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2013-2014. 61

Поезд тронулся. Тронулся по дороге времени и 2014-й, коротенький, год. Они для меня все коротенькие. А когда-то, лет сорок назад, годы тянулись медленно и каждый развертывался почти что в эпоху. Скорость протекания жизни важна. Время утекания личного времени - это тот пустяк, на котором держится вся остальная ее ветошь. Остановится утекание, начнется смерть. Смерть есть время, которое перестало протекать сквозь тебя. Смерть есть отсутствие самой возможности со стороны (хотя бы!) наблюдать, как где-то в стороне от тебя уже чужая река жизни. Смерть есть отсутствие ощущения остановки времени, то есть исчезновение представления о том, что когда-то присутствовало временное течение. Сначала театр, а потом и кино пришлись по душе человечку, поскольку, хоть документальное, хоть вымышленное, действие есть беспардонная, грубая игра со временем. При этом время не твое, чужое, но человеку так отрадно сидеть на берегу бурной, опасной реки времени и смотреть на пенящийся поток. Любой, самый добрый, гениальный спектакль (и, уж тем более, фильм) обязательно имеет отрицательную сторону, что делает всякое искусство порочным и, в основе своей, разрушительным - театр, кино, живопись, поэзия, да и сама музыка есть акт завладения чужим без спроса. Актер в течение двух часов ломает, взбивает, корежит выстраивает всяческие фокусы со временем. В фильмах все куда-то едут: едет на колесиках сама камера. Спешат герои - на лошадях, в каретах, в автомобилях, в поездах, в самолетах. В начале герой молод - в конце двухчасового зрелища он уже старик (а в «Странной истории Бенджамина Баттена» с Бредом Питом – наоборот).

Смотрю в окно, вижу, как убегают в наплывающие сумерки толстые трубы Ижорского завода, проскакивает центральная площадь Колпино. Потом плоские поля, дохлые, голые кусты, желтая, образца 2013-го года, трава. Снега как не было, так и нет. И вот это самое «отсутствие снега» быстро бежит за окном и даже «отсутствие снега» очень приятно, ведь мощный паровоз искусственно увеличивает медленное утекание моих недолгих лет. Оттого так трудно бороться с пороками. Ведь очевидно, что они сокращают время твоего существования. Все дело в изменении скорости протекания личного времени. Вот пью я и курю, то есть проявляю собственную власть да над своим же сроком жизни. Мне приятно (и это парадоксально!) оттого, что вот я захотел, и время жизни своей сокращаю. Может, я направил ее в обратном направлении. Праздник непослушания, самого желанного своеволия. Пусть я сдохну, но так, как я хочу.

Непонятная история с музыкой. Без нее редко обходятся спектакли, кинофильмы. Чрезвычайно популярна голая музыка (концерты, фестивали, эстрада, симфонические произведения). В формановском «Амадее» Сальери сначала старый (режет себе горло), потом молодой, потом снова старый. У Игоря Таланкина Чайковский (Смоктуновский) все едет куда-то по грязным осенним дорогам в замызганной карете. У Оливера Стоуна в «Дорз» Джим Моррисон беспрерывно путешествует в пространствах, раскрытых алкоголем и наркотическими веществами. Фильмы орут мне в уши: музыка есть верный способ для человека как можно ближе подобраться к Богу. Правда, за это (Томас Манн «Доктор Фаустус») придется кое-что заплатить дьяволу, как в фильме про неистового Паганини. Все это неправда. Музыка велика величием своей подлости. Она, словно машинное масло, обволакивает корявый механизм, позволяющий приводить в действие фальшивую шарманку театрального и кинематографического действия. Без музыки трудно было бы представить себе все эти постыдные эксперименты с воровством чужого времени.

Поев разбавленного сухого картофеля с копченой колбаской, рано ложусь спать. Колеса постукивают. И. читает книжку Донцовой (купила в ларьке, на вокзале). Любители симфонических концертов (например, я) похожи на ненормальных, которые ложками жрут лишь масляный крем, а все остальное, что есть в сахарных трубочках, выбрасывают. Засыпаю. Снятся мне крымские горы. Иду по желтым сухим иглам сосен. Наступаю на жесткие шишки. Не больно (у кроссовок толстая подошва). Только ногам приятно. Стволы сосен - золотые от ласкового солнца. Просыпаюсь уже в Чебоксарах. Всю долгую остановку в Канаше проспал. В Чебоксарах снег и, притом, довольно чистый. Вот и начался новый год.

Tags: Питер
Subscribe

  • Один в городе

    Приехав в город старый, Доселе незнакомый, Брожу один, не парой, Свободный и суровый. В котомке красно-яркой, Надкушенный батон Да фляжечка с…

  • Вино

    Все кровь да кашель сушат грудь. Долина смерти – вот она. Хитрюгу-смерть не обмануть, Все силы выпила до дна. Твердят про страх, но смертен он, И…

  • Смерч

    Растревожил суховей Шкуру рыжую полей, Пламя желтое несет, Тонким голосом поет. Голос звонкий, как кинжал, Косит травы и цветы. Разыгрался и порвал…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments