i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2013-2014. 58

Мчались с В. сквозь возбужденное пламя фонарей. Миновали отсвечивающий желтым кратер новой сцены Мариинского театра. Жирные, оплывающие кляксы фонарного света, как грустные глаза фантастического чудовища, смертельно раненого, уводили ровной линией от каменного куба новой Мариинки на улице Декабристов. Вдали, справа, вываливался поток желтого свечения. То полыхал стеклянный цветок нового Концертного зала.

Не знаю, как В., но я взмок. Горячий пот струился по спине. У меня-то билет был, но, за пять-семь минут необходимо было достать лишний билетик для сына. Естественна жертвенность (хоть и пустячная) отца - не достанем дополнительного билета, так отдам ему свой. Пропихну, протолкну, закину родную душу в центр фантастического, горящего бело-желтым, зала-цветка. Концерт-то уникальный. Представление дает Кристофер Херрик, органист Вестминстерского аббатства. Иоганн Себастьян Бах. Будут исполнены прелюдии: до мажор, соль мажор, ария фа мажор и многочисленные хоралы из «Органной книжечки».

В девяносто восьмом году, в Нью-Йорке, церковный органист беспрерывно, в течение четырнадцати дней, исполнял все органные сочинения Баха. Чуть позже, в Швейцарии, на различных органах фирмы «Metzler» он записал то, что исполнял в Америке, а звукозаписывающая фирма «Hyperion Records» выпустила шестнадцать дисков с этими изумительными выступлениями. В начале двадцать первого века, постепенно, стал собирать Херрика с его швейцарскими записями. Пока насобирал десять дисков. Осталось шесть, а вот теперь выдающийся органист может быть у меня перед глазами.

У входа - шумная, возбужденная толпа. Вталкиваю В. в кипящую кучу народа, что колышется у стеклянных дверей. Концертный зал Мариинки один из лучших в мире. Входит в десятку, как какой-нибудь долларовый мультимиллиардер. В фойе - большие фотографии лучших залов: Филадельфия, Токио, Сидней.

Сооружение огромное, овальное, желтое. Желтизна от чистого дерева. Внушительный зрительный зал, словно внутренности музыкальной шкатулки. Деревянные бруски выходят в зал множеством торцов, и от этого кажется, что вокруг не стены, овально закругляющиеся к потолку, а крупная чешуя, натянутая на стальной каркас. Внутренность помещения украшает огромный орган: одна клавиатура вверху, под многочисленными металлическими трубами, а другая клавиатура выставлена прямо посередине плоского пространства, раскинувшегося перед зрительными креслами. Все напихано электроникой, и электрические лампочки тихо и ласково мерцают между круглых переключателей регистров.

Фойе - круглое. С первого на третий этаж, словно трубы, из стеклянной крыши уходит обширный проем. Сквозь него ниспадает тысячами блесток длинная хрустальная люстра. Из-за стекол входа виднеется объявление - выставка картин художницы Яны Ильиной. Видны и картины - яркие цветовые пятна.

Чтобы попасть в хрустальный водопад света, нужно, чтобы В. выцепил лишний билетик. Немцы - Бах, Моцарт, Вагнер. Немцы велики не только органами и сочинениями для этих музыкальных машин. Термин «спасение», и немцы спасаются совсем не так, как русские и французы. В основе «спасения» у них обязательно присутствует «решение», чаще всего рациональное. Если решение долгое время не приходит, то процесс спасения приобретает долгий, трудный характер. Орган и Бах - решение не найдено (хотя музыка практически совершенна). Тогда Моцарт - божественно, так что итальянцам, типа Сальери, и делать нечего (зависть, покушение на убийство). Снова нет спасения. И, если у Баха была огромная семья, то у Моцарта был один сынок, а сам он круто выпивал. Бетховен - нет света (глухота, бездетность, отсутствие семьи). И вот, Вагнер - нечто великое, совершенно особенное. Космическая туманность - и только не спасение. Русские с французами - дионисийцы. Нет в них аполлоновского начала.

Появляется В. Билет вырвал у какого-то хмыря за тысячу двести. Желтый зал. Благоговейная оторопь сотен людей. Мигают ласковые зеленые и голубые огоньки на пульте. Херрик - худ, сед, очки в золотой оправе. Похож на благородного Эрика Клэптона. Черная шелковая рубаха. Черные же брюки с узенькими лампасами. Легко перекидывает ноги через лавочку, чтобы сесть за инструмент. Первое действие - над стальными трубами. Второе - внизу, в центре зала. Чудо. Золотые мурашки. Роскошные корзины цветов в благодарность органисту.

Tags: Питер
Subscribe

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 104

    Распрощались с матерью. У В. - рюкзак. В него сложили еду, бутылки с квасом. Себе оставил рюкзак пустой, легкий. В. никогда не возмущается подобным.…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 103

    Снились люди. Крым, Сочи - неясно. Просто пальмы, стрекочут цикады. Жарко. Вечереет. Окружили меня. Небольшую толпу возглавляет крикливая тетка в…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 102

    У станции «Петроградская» легкое столпотворение. Хотя половина одиннадцатого вечера. Впечатление: вываливаются из Супермаркета, расположенного на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments