i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер.2013-2014. 57

На Песочке, в мастерских, лифт не работал. Вахтерша сказала - праздники. Лифт грузовой, с большими железными дверями, да еще с железной сеткой. Тонкие полоски железа терлись друг о друга с жадным шорохом, когда входившие-выходившие раздвигали-сдвигали эту конструкцию. Стальная коробка вбирала в себя груз до трех тонн. Но, сегодня сетка замкнута, в круглых окошечках железных ворот темно. Дом, в котором расположены мастерские, - постройка сталинских времен, с высоченными потолками. От этого каждый этаж тянет на три обычных. У М. мастерская на четвертом этаже, по обычной высоте крупноблочного дома этаж седьмой-восьмой. Одну картину поднимем. Подышим. Расслабленные спустимся за следующей. Опять пыхтим со следующим произведением.   М. рассуждает на тему о судьбе бедного художника. Он - многостаночник. И простой маляр (грунтовка холста). А натяжение самой ткани? Рама, на которую осуществляется натягивание. И рама, которая, по идее, должна украшать созданное творение, если нет денег на багет, тоже результат усилий творца. У М. в мастерской не только рулоны ткани, толстые стопки ватмана, банки с белилами, бутылки с пахучим маслом. Лаки. Жестяные коробки с кисточками. Там же пилы, кусачки, молотки, гвозди, рубанки и даже маленький острый топорик. Словно белые заросли камыша, колосятся в углу рейки - тонкие и потолще, высокие и маленькие - из них сколачиваются основы для натяжения холста. Три стены завешены готовыми работами, а справа, на огромной пустой стене закреплен обширный бумажный полигон. Иначе и не скажешь. Много листов ватмана склеено в обширное, бумажное поле. Если взять мое тело (175 см) за эталон, то в ширину получится два с половиной меня. Высота - я и еще раз (у себя же на плечах) я. Бумага испещрена осмысленными линиями и, кое-где, наплывающими от линий тенями. Уголь и работа, многодневная, руками. Это единственный род «захватанности» человеческими конечностями, который мне приятен. Противно, когда теплыми, потными ладонями кто-то лапал полировку на мебели. Прикиньте - вы чистите зубы, и паста со слюной обрызгивает туалетное зеркало. А оно уже и так заляпано отпечатками пальцев. Не буду развивать тему относительно женщин и жадных мужских рук (хотя женщины могут мне возразить, им могут вполне нравиться теплые, заботливые мужские пальцы). Лично я предпочитаю, чтобы женщины были отдельно, а чужие шаловливые ручонки вообще вокруг них не порхали. Но когда мастерски работает художник и пальцами трет бумагу и из захватанного белого листа рождается образ (лицо, фигура, цветок), навеянный черточками и тенями, действие это подобно чуду. Соревнование с богом. Самонадеянное, гордое соперничество. Господь слепил человека из праха земного (глины). Художник создает кое-что посильнее и не из глины, а из «эфира фантазий», истоки которых берутся неведомо откуда. Оттуда, где и бога-то не бывало.

М. говорит о Константине, об основании Царьграда. Из его рук уже встали на бумажном поле красивые, властные люди. Власть императора, противостоящая власти знания, которым обладает архитектор. Вокруг императора воины, вокруг архитектора - художники и поэты. Там, где эти потоки власти встречаются, - происходит чудо. Если диалог не состоялся, творец может и погибнуть. Его уничтожит грубая сила. Но неизбежно властителю, уничтожившему художника, этот грех зачтется, пусть через долгий срок. В праздник грузовой лифт не будет работать. И грешнику, обидевшему творца, придется все тащить на своих плечах. На одной из ступенек жизнь его оборвется.

Tags: Питер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments