i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2013-2014. 40

Блики в храме были конкретны. Нет, это не были вялые нюансы. Главный пролет зала происходил из серого окружения: гаснущий зимний город, оцепенелые воды залива, сиреневая мгла в подбрюшье небес. А из этих теней вывертывается, как кусок алого мяса из плоти, взрезанной хищной финкой, гигантский клык упорного свечения. Какие уж тут нюансы! Я физически ощущал нежность трепещущего, живого куска света. Неукротимый сгусток энергии. Та же неукротимость полукружий церковных нефов, сводов, арок, что и снаружи. На старинных изображениях видел внутреннее убранство святой Софии. Люстры напоминали тонкие круглые обода. Кто-то поднял на тросах эти колеса, на которых пылало множество светильников. В Морском соборе полукружья арок вздыбливались от фигурного пола. И, поперек им, легко плавали в красно-желтом свете черные окружности - широкие и легкие - подобные Софийским. Иконостас - белый мрамор, тяжелые кресты с мозаичными образами в самом перекрестии. Храм был каким угодно, но только не грубым, не суровым. Прелесть его была не угрюмой, а грустной. По стенам, на черных поминальных досках, высечены тысячи и тысячи фамилий матросов, офицеров, погибших в битвах, штормах, кораблекрушениях, в сухопутных походах. Не помню точно, но первые фамилии зафиксированы из самого конца века семнадцатого. Много павших в Крымской кампании XIX века. Чудовищно досталось траурным доскам от кровавой Цусимской битвы. Бесконечное золотое плетение буковок, означающих погибших в первую мировую. Имен героев второй мировой в храме нет. Если бы разместили фамилии тех, кто погиб на морях, реках, океанах в Великую Отечественную, то не осталось бы места для икон и мозаичного купола. Все накрылось бы золотом поминальных плит. Справа, если стоять лицом к Царским вратам, на большой высоте - ровный ряд склоненных, замерших скорбно Андреевских флагов. Николаевский морской собор - апофеоз, нет, гимн золоту. Драгоценное сияние противостоит серому (а Кронштадт - это гимн серому цвету). Толстой и Иоанн. Серый цвет неба и огнедышащий чертог золотого. Вот вам еще одна противоположность между Беллинсгаузеном и Макаровым.

Уже темнело, когда мы с М. вышли на крыльцо. Сказал: «Совсем иное ощущение от Москвы, от Храма Христа Спасителя. Разное, не соединимое, хотя православие и там, и здесь. В Москве - слюни, расслабленное ожидание юродства. Здесь - скорбь военных о погибших и безусловная вера в воскресение».

«Ты заметил, - это уже брат мне, - что внутри, где нет душного запаха ладана, так легко дышится? На улице уже, но дыхание как-то стеснено, грудь зажата, а ведь воздух с моря из карельских лесов».

Мерцающий свет храма неожиданно напомнил о себе у памятника адмиралу Макарову. У его подножия - бронзовое изображение белого медведя, а также легендарный ледокол «Ермак». Нос у медведя натерт руками людскими до белого воспаления. Как маленькая звезда, сияет этот натертый нос из-под красной гранитной глыбы пьедестала. Мы с М. также долго терли нос мишке. Каждый загадывал свое. Молчали. Не сказали, что задумал каждый. Мешался белый пакет. Купил три больших календаря с видами Николаевского храма. Календари большие, нести неудобно.

На узком макаровском мосту, что стальными ногами-спицами перемахнул к улице Красной, - молодые люди. Голоса женские, изнеженные. Звуки грассирующие, катающиеся, словно косточки по деревянному полу. От этого дребезжания стало стыдно, а М. заметил, что вскрики истонченных парней резонируют с ажурным мостом. Почувствовал это, грязно выругался по поводу сексуальных наклонностей рассыпающихся пацанов. Сказал - а вдруг мост от этого дробного мяуканья рухнет сейчас. Положил календари М. в рюкзак. Перескочили через овраг, на противоположную сторону. Темные деревья остались сзади. Впереди - глубокая ложбина короткой улицы. Мимо памятника какому-то советскому герою - к морю.

Tags: Питер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments