i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2013-2014. 34

3 января - Кронштадт. До метро «Старая деревня» добирался один. Там уже ждал брат. В Старой деревне - все новое. Конечно же, гигантские загоны-магазины. Лотки, с которых торгуют петардами и хлопушками. Народу много. Дымит, шкворчит маслом закуток, где кавказцы, в белых колпаках, срезают мясо с вертела, набивают его в тонкие мучные лепешки. Небо тяжелое, серое. Чуть похолодало, но снег, пошедший, было, накануне, исчез. Тротуары - сухие. По дамбе до Кронштадта буду добираться впервые. Раньше плавал на остров Котлин на «Метеоре». Теперь предстоит опробовать автобус. Чувство удовлетворения - даже если стоимость проезда высокая - плевать! Деньги имеются, и однозначно доберемся с М. до Николаевского Морского собора. В начале 80-х храм был закрыт. Темная облупленная его громада вспухала в глубине большой соборной площади. В газете прочел, что в мае 2013 года храм был окончательно отреставрирован, открыл свои двери для посетителей. Мучила загадка, что возникла в сознании еще вчера, в Военно-морском музее. Флот и Иоанн Кронштадтский. Про этого святого известно - был крайне правых убеждений. В них был яростен, беспощаден. А как человек был мягок, кроток, скромен. И непримиримый конфликт святого с человеком, наделенным иной «святостью» - Львом Толстым. Опять же, русские цари, жесткие в своем практицизме. Александр III, армия и флот. Взлет мощи, быстрый, невиданный. Без последствий обойтись не могло - пугали угрюмой мощью стальные броненосцы. В паровых двигателях пламенели угли народного гнева. Крестьян научили ходить на этих машинах для убийства. По морям-океанам. Пламя раскаленного духа сказывалось на беспощадных идейных столкновениях левых радикалов и православных ортодоксов. Победоносцев и Чернышевский. Вершина яростного конфликта не Ленин и Милюков (это-то дело временное), а столкновение Толстого и Иоанна Сергиева (этот-то спор на столетия, и нынче мы только лишь в его начале). Александр III тяжело умирал в Ливадии, в Крыму. К умирающему был вызван отец Иоанн. Не Лев Толстой был приглашен побеседовать с умирающим. Тот, в последние дни, был со священником. Испуская дух, монарх сказал будущему святому: «Вас любит русский народ. Он знает, кто вы и что вы». Лев Толстой плохо относился к Союзу русского народа и к Союзу Михаила Архангела. К черносотенцам, убившим Баумана. В Союз русского народа, помимо высокочтимого отца и Николая II, входили Д.И. Менделеев, химик; Соболевский, филолог; Васнецов, художник. Толстой клокотал особо, до того, что ринулся исправлять Евангелие. Своеобразен был - своей будущей жене (дабы знала, что он за ничтожество) показал дневник, в котором описывает свои «похождения» в молодости. Казачка Соломонида. Крестьянка Аксинья (эта зацепила классика особо) - ее он вывел в образе Степаниды в повести «Дьявол». Из-за Аксиньи Лев Николаевич чуть не покончил жизнь самоубийством. Какие-то беспечные девки без имен, без лиц. И каждый раз после «греха» - страдания. Молодая жена должна читать все это. Софья Андреевна, между тем, всю жизнь читала, перечитывала откровения мужа. Была ревнива. При этом Лев Николаевич, наплодив кучу детей, продолжает безудержные записи. Говорит, что, вот, опять не удержался, «преступно» спал, а семейная жизнь так и не выветрила трупного запаха из его отношений с женщиной. Толстой был страшен в отношениях с женой. Его чувства категоричны и гипертрофированы. Лев Николаевич не там искал «разврата» - он мог позволить себе распущенность кающегося грешника. Богат, успешен, родовит, жена - красавица, которую он изощренно мучает. Он может пуститься прилюдно во все тяжкие на ниве покаяния. Духовный алкоголик. Эмоциональный пьяница.

Отец же Иоанн имел жену Елизавету Константиновну Сергиеву (Несвицкую). «Купался» в ином, но не менее «пряном» рассоле, нежели создатель Анны Карениной. Он, видите ли, с супругой жил, как с сестрой, не имел с ней близости. При этом вокруг были десятки тысяч женщин. Этот настоятель был отрадой и успокоением женской половины населения России. Умирали великие люди, по ним так не рыдали, не плакали, как по Иоанну Кронштадтскому, после смерти. Десятки тысяч скорбящих крестьянок, мещанок, чиновниц, дворянок шли за гробом человека, который вылечивал безнадежно больных одним только святым словом. Доверял только старице Параскеве Ковригиной да игуменье Санкт-Петербургского Иоанновского женского монастыря Ангелине.

Tags: Питер
Subscribe

  • Между прочим

    На улицах садово-огородного товарищества «Майский».

  • Между прочим

    Встреча с членами СНТ «Майский», «Пчелка», «Солнечный». Места там удивительно красивые, дубовая роща, рядом знаменитый на весь Чапаевский поселок…

  • Между прочим

    Сейчас стало трудно вырываться из Москвы в родную Чувашию. Использую каждый подвернувшийся момент. Вот и сейчас довожу до сведения жителей Чувашии…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments