i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2013-2014. 29

И Александр Сергеевич любил море, и я без него плохо переношу окружающую реальность. Пушкин любил поэмы Байрона. Байрон много плавал по морям, тексты писал бурные. Представьте, что создало бы «солнце русской поэзии», если бы совершило морской переход из Керчи в Севастополь.

Чувства мои после Морского музея взбудоражены. Свербит мысль: простой народ, как беспрерывно развивающийся организм, и национальный молот (или кувалда) родного государства, его военно-морской флот. Надел дареное шведское пальто. Вышел к Крюкову каналу, зашагал чинно-благородно в сторону Никольского собора. Темнота. Ветер. Пушкина не зря вспомнил. В канале вода неспокойная, идет волнами, бьется о гранитные берега. Если чернь поднимет бунт, то будет ли он бессмысленным и беспощадным, как писал Пушкин? Может начаться с какого-нибудь боку, с неспокойной Украины, например. Когда оттуда пламя перекинется в Россию, то выяснится - бунт бессмысленным не бывает. За бессмысленность бунта различные книгочеи, вроде меня, принимают его беспощадность. Интеллигентствующая братия боится боли и смерти. Когда тебя поставят к стенке, как поручика Кутасова (Шалевича) в фильме «Красная площадь», ты даже и не поймешь, за что тебя изрежут пулеметными очередями. Но, если лично ты ничего не поймешь - это не будет означать, что волнения народа бессмысленны. Просто в исторической мясорубке всякое бунташное столкновение выявляет реальные силы противостоящих. Понятнее становится - кто и против кого идет в бой. Это всегда отпечатывается в действиях «глупой черни», в самых низах общества. Вот я - клоун в дареном пальто - не князь. Родом и есть та самая чернь. Вылез на свет божий из самых низов. Научили дурака читать и писать, а он все успокоиться не может. Корнями в грязи, мозгами - в Гегеле. Ну, чистый клоун. Пушкина читал и русские броненосцы видел. При подобном раскладе, в девятнадцатом веке, служил бы на эскадренном миноносце «Ослябя», драил бы медные рукоятки и палубу. Шуйский у Пушкина Годунову что говорил про толпу? Мол, мятежна, непостоянна. А еще суеверие, подвержена пустым надеждам. Толпе не нужна истина. Она к ней глуха. Внушаема, внимает небылицам. Но - и это самое главное - взбунтовавшейся черни мила «бесстыдная отвага». В той же «Красной площади», у Ростоцкого, кто до последнего мгновения пытался выправить заклинившее орудие на бронепоезде, чтоб расстрелять бомбу-паровоз? Ясно же было, что ничего сделать уже нельзя, надо немедленно убираться от сломанной пушки. Правильно, в «бесстыжей отваге» бился матрос Черноморского флота, в великолепном исполнении артиста Никоненко. Кого боялись больше всего эсэсовцы под Питером, в Севастополе, в Одессе, в Керчи? Черную смерть они боялись - матросов, рвущихся в атаку. Не в касках, а в бескозырках.

Вышел на Невский. Огни. Праздная толпа. Гул автомобилей. Небо распахнулось, показались далекие, злые звезды. Простор для беснования пушкинской «бесстыдной отваги» распахнулся широко, привольно. Если уж директор Военно-морского музея миллионами ворует, то тени матроса Кошки и адмирала Нахимова терпеть не будут. «Материализуются» не по-детски. Еще и матроса Железняка призовут на святое, мистическое дело. Много народу погибнет. Исчерпываются ведь не только месторождения газа, но и запасы покоя, разума и благополучия душевного. Жаль, что книжники из крестьян, подобные мне, застрявшие на границе времен и сословий, не поймут, за что им придется умирать. Надеюсь, что хоть я визжать не буду. Приму судьбою назначенное наказание. В остатках угасающего сознания сохраню благодарность. За то, что хоть о чем-то дано мне было догадываться.

Tags: Питер
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 460)

    В Москве генералы долбят стены. А долбит кто? Наши, из Чувашии. Оклеивают обоями с позолотой. Ремонт каждой квартиры должен делаться с согласия ЖКХ.…

  • Заметки на ходу (часть 459)

    Так же и с властью. Она, власть, после жизни самой по себе, жуткая приятность. Но - все вранье в человеческой жизни. Изначально – смерть. Потом…

  • Заметки на ходу (часть 458)

    Родня – она разная. Сейчас и не смотрят – родня – не родня. Плюют. Но в провинции это есть еще – пусть и плохой, но свой. Это все ужасно давнее.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments