i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2013-2014. 23

Ленинград - город портовый. Везут подержанные тряпки со всей Европы. На Сенном рынке старые вещи продают на килограммы. Дубленки, кожаные пальто, кофты, пиджаки, вплоть до трусов и купальников. Отличную дубленку можно, взвесив, взять рублей за 300-400. Барахолок, магазинчиков - много. Друг С. прекрасно разбирается в ценах на старье. Одевается чудесно. Вещи фирменные, не какой-нибудь Китай. Я смеюсь, говорю: «А вот этот пиджачок из Швейцарии, с накладными кожаными плечами, зелененький, с покойничка сняли. Вот эти ботиночки сняли с тюремщика. Заключенного в тюрьме зарезали, а ботиночки его чудесные со штанишками - в секонд-хенд, да в Россию».   С. с недоверием осматривает свои желтые зимние ботинки на микропорке, задумчиво тянет: «Не-а, не может такого быть, ботиночки пожертвовал какой-нибудь чистенький старикан, не с мертвого уголовника». Впрочем, зелененький пиджачок, два отличных кожаных ремня и светло-серое демисезонное пальто из Швеции С. вручает мне в качестве подарка на Новый год. Облачившись в длиннополое скандинавское пальто, направляюсь вдоль канала, что у Новой Голландии, к Крюковским казармам. Казармы принадлежали Балтийскому флоту, и легендарный матрос Кошка, прославившийся в Севастополе, провел в Крюковских казармах не один год. При переезде со станции метро «Комендантский проспект» на станцию метро «Балтийская» читал Юрия Роста. Легкомысленный Юрий пояснял, отчего он стал дураком, то есть вступил в партию еще одного «шутника» - международного клоуна Вячеслава Полунина. Беда, когда за дело берутся пересмешники, циники, милые разгильдяи. Эта публика маркзахаровского замеса, по сути, чрезвычайно страшна. Янковский, в фильме про Мюнхгаузена, взывал к публике: «Улыбайтесь! Ведь самые большие глупости делаются с серьезным выражением лица». Появилась плеяда взрослых дядек, что следуют этому дурацкому совету неукоснительно. Среди горя, нищеты и смерти они прогуливаются, глумясь над всем и насмехаясь над святым. За весельчаками тянется шлейф смертей и преступлений. Бильжо, Шендерович, Хазанов и особенно Жванецкий с Юрием Ростом уж столько «насмешили народу», что на кладбищах места не осталось.

В казармы иду с трепетом - впервые зайду в новое здание Военно-морского музея. Музея, который дорог мне и очень мною любим. Еще когда музейная экспозиция была развернута в помещении Биржи Тома де Томона, на Стрелке Васильевского, любил придти в музей, посвятив поход всего одному экспонату. Очень любил первую русскую подводную лодку - маленькие продолговатые иллюминаторы, блестящая медь, сталь и круглые заклепки. Однако шесты с бомбами у этой малютки уже были. Подкрадется лодочка под темное стальное брюхо крейсера, ударит бомбой - и нет крейсера. Лодочка же, упорно работая маленьким винтом, бесшумно уйдет на глубину.

Иероним Босх - «Корабль дураков». Хитрая картина. Экипаж корабля безобразничает. Кто-то перепил и блюет. Развратничают полным ходом. Какие-то идиоты взобрались на мачту и вопят. Но, корабль-то плывет (хотя с идиотами, находящимися на борту, плыть ему недолго). И кто-то это судно построил. Вероятно, строили его те же дураки, что теперь «зажигают» на борту. Может, кто-то умный создал судно, а идиотам его сдали, чтобы проверить: погибнут или нет. Или же люди свихнулись, будучи уже на борту (от счастья, от страха, от морской свободы и избавления от тяжкой земли). Это не важно. Явлено чудо. Корабль плывет, а команда его - идиоты. Феллини - «И корабль плывет». И старый, умный капитан, посреди праздного безумия и трудолюбивой глупости, тихонько сходит с ума. На нашем, русском, корабле несуразной жизни я не в капитанской рубке. Скорее всего, я вольнонаемный. На камбузе выкидываю мусор и мою посуду. А если зазеваюсь, лупят меня по спине палкой!

Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments