i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2013-2014. 21

Оттого, что закат догорал медленно, сумерки растянулись. Когда с И., возле Палладиева моста, зашли в ельник, даже плотные ветви не могли окончательно погасить последних всполохов света. Казалось бы, тьма должна наступить полная, но пожар заката упорно пробивался сквозь морок раннего вечера.   И. говорила: «Пусть темно, но мы будем гулять и гулять. Хочу надышаться Пушкиным. Сейчас дойдем до каждого уголка в Нижнем парке, а потом перейдем в Верхний». Затем И. полезла на свое любимое дерево, которое метрах в двух над землей расходилось на два ствола. Устроившись поудобнее, она потребовала фотографировать ее так, чтобы не было видно земли и создавалось впечатление, что она забралась высоко-высоко (коньячок к тому времени уже подходил к концу). Заработала автоматическая фотовспышка. И. прыгала с дерева, а я ловил ее внизу. Быстрым шагом по металлическому (чугунному) мосту от кухни-руины, что создал Кваренги, спустились к Эрмитажу, освещенному со всех сторон голубыми прожекторами. Потом, по ландшафтной части парка, пробежали мимо Фельтеновской башни-руины. Предложение от женщины было следующее: между елок, мимо нееловской Китайской (Скрипучей) беседки выйти к Большому капризу, перелезть через ограду и очутиться в Верхнем, Александровском парке. До сих пор не могу понять, почему сооружение в китайском стиле прозвали «Скрипучей беседкой». Беседку (довольно внушительное строение) тщательно отреставрировали. Небольшие окна. Зеленые филенчатые двери. Китайская роспись на стенах и, кажется, некие заклинания на китайском. С обеих сторон беседка окружена каналами. По каменной лесенке спустились к черной, смоляной воде. Взошла луна. Она горела настырно между расступившихся туч. Сидели на ступеньках возле неподвижной воды, и лунная дорожка подбегала к нашим ногам. Долго поднимались к вершине арки, сложенной из циклопических валунов. Поднялись на саму вершину к восьмиколонному легкому павильону. Розовый сибирский камень. И грубая металлическая ограда.   И. даже не перебралась, а перепорхнула через черные толстые прутья. Я, с моей больной ногой, сделать этого не смог. Спустился вниз и собрался перелезть через нижний забор. И. звала меня с другой стороны дороги. Прутья нижней решетки, в окончаниях, остро заточены. Если сесть на них задом или чем-то еще более важным, этого важного точно лишишься навсегда. Вскарабкался наверх. Одна нога - там, другая - здесь. И - застрял. Ни туда, ни сюда. Кричу И., что перепрыгнуть через острия не смогу. Кое-как, не одолев преграды, шлепнулся в желтую январскую траву, там же, откуда начал свою попытку. Родная не покинула меня. Вновь, одолев Большой каприз, вернулась ко мне, посрамленному и поверженному. Взяв меня под руку, довела до ворот парка. Вышли со стороны Китайского городка и, как белые люди, прошли в головные ворота Верхнего парка. По большому Китайскому мосту вышли на главную аллею и в кромешной тьме добрались до моста с драконами. Там мы гладили хищные пасти чудовищ, отлитых из бронзы. Потом от центральной аллеи прошли к восстановленному Арсеналу архитектора Менеласа. Белая башня строения была ярко освещена мощным прожектором. Возле входа в Арсенал разместили весьма выразительную скульптуру под названием «Слепой ведет слепых». Как раз тот момент, когда слепой проводник начинал падать в пропасть, споткнувшись, а остальные валились вслед за ведущим. В свете фонаря фигуры были черные и страшные. Выйдя из парка, там, где бугрилась желтая махина Александровского дворца, мимо памятника Пушкину, мимо лицея, спустились к железной дороге. В Питер приехали почти в двенадцать и еле успели заскочить в метро.

Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments