i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 104)

Таких мыслей в Саратове у меня, конечно, не возникло. Все эти Кирилловские (по Достоевскому) раздумья стали одолевать потом. Кириллов знал, что пусто все, умирать надо. Он тешил себя надеждой, что, подобно Христу, подаст пример миру. Получилось, как всегда. Никакого примера. Просто смерть. Еще одно свидетельство того, что смерть – штука великая, гораздо более мощная, безусловная, чем жизнь. В силу этого всегда готовая принять тебя в свои объятия. Смерть всегда уместна, всегда ко времени.

Глядя на клоуна, я почувствовал пронзительное - одиночество. Все оживает, когда сотворено одним (одним!) человеком. Что-то придумать можно только в одиночестве.

И осень, это одинокое увядание природы, есть ее суть. Голые черные ветви деревьев, пронизанные холодным кристальным воздухом. И тяжелое, низкое небо, дающее этот холодный воздух. Земля – сырая, уже ничего не обещающая, молчащая.

Глубина самой тишины. Любое движение – уже событие. Ветер, лучше, если ледяной, сильный, так, чтоб гнулись столетние дубы, чтобы дыбом вставала тяжелая речная вода. Стоять в такие моменты в пустом, гаснущем лесу и слышать этот ветряной рев. Треск сучьев. Их падение. Ничто не мешает чистоте происходящего. Ни листьев. Ни травы. Ты же одинок. Ни жены, ни детей. Вообще, никаких людей, бездумно шумящих словами, как опавшей листвой.

Очень хорошо, правильно, что опавшие листья, склонившаяся трава – все это, мешающее твоему разговору с ветром, - внизу, под ногами.

Дождь. Даже совсем тихий, накрапывающий. Ветви деревьев тяжелеют, делаются совсем черными. Невидимо вода медленно пробирается по веткам, собирается на кончиках, виснет тяжелыми каплями. Ничто не мешает небесной воде. Слезы неба льются просто, беспрепятственно. Никакой жары, гасящей силу капель. Никаких суетливых листьев, разбивающих капли в мелкую пыль.

В поле в холодный осенний дождь – еще лучше. Потому что проще – ты, бескрайняя земля и тяжелое дождливое небо. И больше – ничего. Простота всех линий чрезвычайная. Чрезвычайная и красота. Человеческого, смертного, конечно, – чуть-чуть. Но это «чуть-чуть» так сладко, так волнующе. Одинокий желтый лист. Гроздь рябины – алая, с тяжелыми прохладными ягодами. Далекие огоньки домов в ночной степи.

Человек держится в мире, пока хватает сил. Кто-то держится за свою нищету. Кто-то живет мечтами. Кто-то мыслями. Кто-то деньгами. Кому-то не то что нравится тупо вламывать, но ничего другого они не умеют. И вламывают. Притерлись к механике существования.

Я существую, ощущая осень. Есть она, осень, и уже терпимо. А в осени – одиночество. Осенью все одиноки. Деревья в лесу – их много, они в куче. Но каждое одиноко по-своему.

Одиночество в другое время года (весной или летом) – напоминание об осени. Люблю слушать жаворонка весной. Вроде, все цветет. А он над буйством и брожением соков земных – один, высоко-высоко, чуть слышно подает свой негромкий, но пронзительный, упорный щебет. Это сигнал оттуда, из осени, из настоящей жизни природы. Его считаю «голосом весны». А «голос»-то – совсем не весенний.

Или летом. Чтоб ни ветерка, чтоб горячее солнце застыло, а по воде не бежала волна. Хочу, чтоб даже ряби не было. Люблю такое состояние, потому что тишина. Пусть будет тишина посреди зноя. Не нужно шума листьев, плеска воды, шелеста трав. Тишина как преддверие, как состояние одиночества. Осень расплескивается в летней суете тишиной, как бы дает тишиной понять, что вся эта «радость» конечна, она скоро закончится. Останется родное, смертельно-тяжелое, неодолимое: стук дождя по крышам, сырая подворотня, черное поле, ветер, одинокое дерево.

Оттуда, от осени, предпочтения в архитектуре – прямая линия, простота, строгость, внятный, выверенный цвет. Не случайно дома для психов – желтые. Михайловский дворец мне ближе Зимнего. Корбюзье предпочтительнее Михайловского и Инженерного замка.

Хорош Павловский дворец осенью! Он просвечивает сквозь голые ветви парковых деревьев. Клочковатые, низкие тучи быстро проносятся над шпилем, но вовсе «прижать» его круглый купол никак не удается. Дворец прост и надежен, крепко уцепился правым и левым крылом за площадь, усеянную мелким, до пыли, щебнем.

Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Между прочим

    В деловом ключе обсудили проблемы Ибресинского района с его руководством. Больная тема: отремонтировали районную поликлинику. Глава республики…

  • Между прочим

    Праздник праздником, но и у урмарских спортсменов есть проблемы и просьбы. Попытаюсь помочь их решить.

  • Между прочим

    Встреча с руководством Урмарского района.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments