i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Питер. 2013-2014. 16

Под Новый год с В. и М. впервые посетил «Ленту». Говорят, эти гигантские магазины однотипны на всей территории страны. Метро «Балтийская» - и сразу направо, в ста метрах. В Украине идиоты с Майдана хотят в Европу. Дело не в Евросоюзе, а в том, что задыхающийся от кризиса Запад хотел бы продлить агонию своего союза за счет украинского хлеба, угля, металла. Если Россия, Белоруссия и Украина (как при Петре и Ленине) объединятся, то вновь встанет вопрос о великой славянской стране. Сорок процентов недальновидных и в России собираются куда-то выехать - то ли в Таиланд, то ли в Сингапур, то ли в Германию. Однако той Европы (или «заграницы»), что они представляют себе, уже нет. Через несколько десятилетий Европа мирно сгниет, распавшись на микроскопические земельки, княжества, вольные города. Половина этого прекрасного кладбища будет залита водой. Англия с малюсенькой Голландией уж точно пойдут под грязные воды Балтики. Неумные - на Запад. Умные с Запада - к нам. В Риме, в Париже видел я эти супермаркеты – «Ашаны», «Спары» - у нас точная копия этих огромных торжищ. Хотите Запада - добро пожаловать в «Ленту». Если вы не любите музеи, а любите жратву подешевле - добро пожаловать в «Магниты», «Перекрестки». Девяносто процентов больных обожают шопинги. Таскают с собой детей, сволочи. Лучше бы они их вовсе не рожали. В Питере вырубили огромный кусок старинных зданий. На освободившееся место всунули гигантскую дюралевую коробку (похожую на гигантский цех), где занимаются торговлей.

На стоянке перед входом все забито машинами, и покупатели выволакивают огромные тележки, забитые снедью, прямо к багажникам своих авто. Темно. Слякотно. Хищно сверкают неоном стеклянные двери, что ведут в торговое пространство. При входе, направо, промышленный ширпортреб, моющие средства, мыло, автомобильные покрышки. Также плазменные телевизоры, обувь, носки, трусы, книжки, видеодиски. У дальней стены - хлеб, длинные французские булки, кавказский лаваш. Там же, у стены - открытые лотки с замороженной рыбой, котлетами, пельменями. А вот слева от входа - сыры и молоко с творогом. Центр - жидкости и фрукты. Пиво, кетчупы. Долго стоял возле не распечатанных коробок с алкоголем. В канун Нового года «Лента» завлекает скидками на пойло. Стою возле шампанского (крымского, по восемьдесят рублей бутылка) и объемными коробками с серебристыми бутылками текилы «Алмера». Обычно пол-литра этой мексиканской водяры 800-900 рублей. А здесь, в этом помещении, выкрашенном в зеленое, - четыреста девяносто девять рублей. Беру шампанского, бутылку греческого коньяка и две «Алмеры» - золотую и серебряную. Сок. Пластиковые емкости с кока-колой.

Стою, заворожено глядя на человеческий муравейник. Башку сверлят вопросы: неужели это происходит со мной? Что я делаю в этой мертвой алчной толпе бледнолицых? Я что же, сам уже зомби? Это мы-то прошли мимо европейского экспрессионизма? И очень хорошо, что  прошли. Неужели кто-то сожалеет, что мы пролетели мимо заковыристых психологических действ? Вот она, гребаная условность, здесь, в этом мега-хлеву, который формально велик, обилен, привлекателен, а по сути, страшен, в действительности - тюрьма. Выхолощена мысль, и оказывается, что безмыслие и дезориентация - самая худшая неволя. Весь секрет «того мира», со всеми его магазинами, чистенькими тротуарами и непонятной погодой, среди вечнозеленых, политкорректных холмов, в том, что создается обман важного. Кажется, что знаешь все больше и о все более прекрасном, но выходит, что это большое о все меньшем и меньшем. Малость жизни в чистеньком закутке превращается в чудовищную скуку электронных устройств, махровых полотенец и джина с омерзительным тоником (бутылочку джина объемом 0,25 литра я, кстати, тоже прихватил). Подкатывая отяжелевшую тележку к кассе, вспоминаю, что что-то нужно взять и для мамы. В «Ленте» есть цветочный лоток. Розы вялы, гвоздики блеклы. Есть целый квартал растений в горшочках. Все-таки выбираю пять грустных роз и минут двадцать толкусь в очереди.   В. и М. весело смеются и машут мне руками. Они уже выпили по бутылочке пива «Левенбраун». На улице подкатываю тележку к троллейбусной остановке. Загружаемся в рогатую колымагу с огромными пакетами и цветами. Троллейбус заполнен наполовину, и поголовно пьяные. Какой-то нетрезвый и старый по-доброму, как родную, посылает свою спутницу на х…    Оба счастливо смеются.

Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments