i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2013-2014. 14

Бытие экспрессиониста овеяно ужасом. Ужас рождает настроения метафизические. Расцветает махровым цветом мистика. Жизнь - гримаса, причем не самого радостного и естественного свойства. Пользуется спросом эксцентрика. А что остается делать, например, во Франции, которая позорно проиграла бошам во второй мировой, а после уже страшно опозорилась со своими колониями в Индокитае. Один атолл Моруроа и остался. Империалисты, блин. Только фокусничают да развратничают. Там, во Франции, зародился эксцентрический театр абсурда. Мы тут, среди суровых снегов и испытаний, выстояли благодаря традиции. В музыке, в военном деле, в архитектуре и в театре, конечно. Представьте себе, чтобы на передовую, к бойцам, выезжали фронтовые бригады не с «Синим платочком» и с «Валенками» (Мордасова), а с отрывками из пьес Сартра и Ионеско. Удержали бы Ленинград, отстояли бы Сталинград с идеями о том, что все «носороги»? То есть жестокие, тупые скоты. Нет, конечно. Было бы как у «лягушатников». Сорок дней - и капитуляция. Адольф - на Эйфелевой башне, француженки - в немецких борделях для солдатни. В повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие» пятеро девчат противостояли немецкому зверью силой человеческого. Девушки-то были все грамотные, большинство знали о Пушкине и Тургеневе. Яростная сила культуры (русской культуры) сломила силу беспощадной дикости лучших сыновей немецкого народа. В фильме Ростоцкого по васильевской повести читают перед боем Блока - «Скифов». А ну как мычали бы Бодлера и вспоминали «Лысую певицу»? Кандинский и Малевич имели своих двойников в театре. Мейерхольд, например. Руководство страны ведало, что экспериментами театрального еврея народ во время страшных испытаний не укрепишь духом, не успокоишь, не придашь ему уверенности. Другие евреи (патриотичные Ильф с Петровым) в «Двенадцати стульях» вдоволь поиздевались над театральными прибамбасами своего соплеменника. Власть убрала от греха подальше Всеволода Эмильевича, а Эйзенштейна (за «Броненосец») оставила. Гениальный кинорежиссер все понял. Поставил честную и великую картину «Иван Грозный». Патриотический театр, в котором пьесы стали писать фронтовики. Великолепно смотрелись спектакли по «Василию Теркину». И по некоторым рассказам А.Н. Толстого. По Борису Полевому. Но один из самых лучших (нет, не Симонов, хотя его роман «Живые и мертвые» очень неплох) Виктор Розов. В стане проигравших в пух и прах французов считали, что фокусы и парадоксы реально отображают жизнь. Мол, если фокус не подсахарить, а реально попытаться распилить человека на половинки, то это и будет самое то. До сих пор в Голливуде людей распиливают, разрубают на куски и растворяют в серной кислоте. Мне, в силу воспитания, кажется, что театр должен учить свету, мужеству, добру. Как и кинематограф. Сейчас некто решил учить меня не добру, а свободе выбора. И это оттого, что я ничего не понимаю в собственной жизни. О себе самом уже тем более не ведаю. Мы страшно отстали от современности, кричит мне Фоменко из Александринки. Вопят о «свободе выбора» большие и маленькие театрики с разных концов страны. Держится Доронина в истинном МХАТ им. А.М. Горького да, до недавнего времени, Ленсовет (пусть и с Боярским, и с Мигицко). Как пел Цой: «Я знал, что будет плохо, но не знал, что так скоро». Энергичный, азартный, искрящийся, словно бенгальская спица, ужас, что явил на сцене Ленкома некто Бутусов, был омерзителен. Сногсшибательная истерика, творившаяся на сцене, имела отношение к чему угодно, но только не к Тургеневу. Я сидел на балконе, в первом ряду, комфортно развалившись и даже скинув ботинки с натруженных ног. И ноги - не мерзли. Было тепло, даже жарко, от той порнографии, что со смаком разыгрывали молодые лицедеи на сцене. Подобное что-то видел недавно. Или читал. Ах, да! Роман Иванова «Географ глобус пропил». Там мужики (постоянно пьяные) делят бабу. И здесь, среди не декораций, а какой-то свалки, Ислаев (муж) и Беляев (временный учитель) азартно и подло делят жену Ислаева, Наталью (та самая Ковальчук). Гадость эта, сварганенная будто бы по Тургеневу, глумливо названа «Все мы прекрасные люди». Всё естественно - Ленинград не взяли в 41-м. Мечтают одолеть году к двадцатому в двадцать первом веке.

Tags: Питер
Subscribe

  • Земля дрожит

    Земля деревни – трепетать, Сочить стихами сладость? Какая ж это гадость - В лучах бесцельно пропадать! Медоточивый стихоплет – Ладошки мягче ваты,…

  • Простаки

    Трубит труба – день судный близко, да усталость Пустеет с кашей жидкой миска – Сожрали, выдохся запас, Конец грядет, никто не спас. Жилось паршиво,…

  • Стекло

    Стекло прозрачною границей Разъяло мир на два куска. За ним мороз, и снег кружится, А в доме нужно два носка, Да майка тонкая и бриджи, И взгляд в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments