i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2013-2014.8

Будь я главный, я бы не тащил из Гааги в Питер кровать героя Ватерлоо. Если работать с людской энергией, то стоит помнить о следующих важных вещах. Во-первых, в природе – электричество, а в человеческой душе - азарт. Есть люди вовсе вялые. Таких большинство. Процентов 10-15 - живчики. Соприкоснешься с таким субъектом - обожжет, то ли восторгом, то ли ужасом. Слова, звуки, объекты материального творчества, словно проводники этих внутренних энергий. Вроде медных проводов. Миллиарды человеческих атомов, обладающих разнонаправленной энергией мозга и души. В России эти внутренние энергетические течения разбросаны по огромным расстояниям. Где город Тобольск, а где Зимний дворец? Слабые шевеления делают «человеческое, слишком человеческое» почти неосязаемым. Достоевский, собравшийся что-то «убавлять» в человеке, ошибался, опьянев от раннебуржуазной скученности людей в городе Петра, на северных болотах. Как и у Гоголя, пространственные ямины, непосильные для духовных токов, заполнялись болезненными фантазиями и досужими размышлениями на темы христианства. Холодно - и это во-вторых. В итоге, в темноте морозных дней, одинокий русский атом, называемый личностью, вынужден вырабатывать обалденное количество этой самой «энергии духа», чтобы только лишь вяло шевелиться под слоем валенок, шерстяных носков, фуфаек и тулупов. У нас теплоэлектроцентрали вырабатывают гораздо больше электроэнергии, чем гидроэлектростанции и АЭС, вместе взятые. Иначе и быть не может в стране, где широчайшим продуктом внутреннего потребления является водочка. Там, где теплый Гольфстрим, той энергии, что в России хватает человеку, чтобы еле-еле шевелиться в стылых стенах. А вот на то, чтобы пересечь океаны, запасов вряд ли хватит. Те, кто считаются в России живчиками, в Европе не живут. Они, подобно Михаилу Бакунину или Ильичу, «выжигают» вокруг себя все живое. Прав был Федор Михайлович, посетив маленькие европейские государства - кладбище, милое сердцу. И, наконец, в России трудно представить нормирование и оценку этой самой энергии души. Никто не в силах установить здесь налог на сверхпотребление чистой веры и любви. Нельзя здесь брать «налога» с жара, что пышет яростной ненавистью. И в эту-то страну одиноких, ярких огней волочь кровать какого-то королька? Лично я бы в Год Голландии повез сюда инструменты - по дереву, по металлу, по тканям. Как строили в стране тюльпанов корабли, обжигали кирпич, рыли каналы! Царь Петр в фартуке и рукавицах раздувал кузнечные мехи. Вот эти бы мехи приволок я в Россию. А здесь - кровать и чайные сервизы.

Впрочем, были вещи, милые и моему внутреннему оку. Моя «электрическая энергия» хорошо совмещается с этими прекрасными проводниками. По этим «проводам» вся сила духа, что есть в голове, в сердце, в мышцах и в ноющих от усталости ногах, летит в черном безмолвии бытия, искрит, гудит, воет. У Виллема II с Анной Павловной, в их маленьком дворце, были: Бронзино «Портрет Козимо I Медичи», Рубенс «Портрет Анны Австрийской», Людольф Бакхейзен «Шторм у города Эккхейзен», Иоганн Христиан Схотел «Суда в бурном море». А также работы Массейса, Мемлинга, Гирландайо, Веласкеса, Гвидо Рени, Бернардо ван Орлея, Яна ван Хомесина, Яна Проворста и многих других живописцев, способных гнуть время и расстояние «в дугу».  

М. благоговейно молчал, переходя от полотна к полотну. Увидев меня, завороженного, обратился с упреками: «Год кончается. Тяжелый, тринадцатый. В такое-то время я с тобой кучу времени потратил на каких-то идиотов-конструктивистов, не умеющих и рисовать-то толком. Гвидо Рени из-за тебя не посмотрел толком». Отвечаю расстроенному брату: «А группа «Синий всадник»! Не забыл ли ты, что четырнадцатый год - Год деревянной лошади? Мы сможем придти в Эрмитаж еще раз. Времени - вагон, а лошадь в двадцать первом веке и должна была быть синей. Такой, как у Донателло, лошадка наша современная быть не могла. Купание состоялось. Но купание коня красного».

«Натюрморт с цветами» Корнелиса ван Сканданинга был последней картиной на выставке голландских королей, запавшей мне в память. А дальше было потрясение. Будто что-то грохочет так сильно и резко, что глохнешь. Или мышцы твои дергаются неожиданно, с оглушительной болью. Мне на мгновение «свело душу». Вышли с братом в зал ожидания, что прятался за Тронным залом. Висела только одна небольшая картина. Это был «Мужской портрет» Антонелло да Мессины.

Tags: Питер
Subscribe

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 69

    Кофе-брэйк. Звучит нехорошо, напоминает «бряк». Можно сказать: «Рюмка-бряк» - это про пьянку. После окончания мероприятия С.П. поехал с Д.З. в…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 68

    Кому взбрело в голову вешать над входом в усадьбу электронные часы - красные, цифры мигают воспаленными углами? Сложную гармонию разрушает маленький,…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 67

    Идеология вызревает в почве людских отношений долго. Перегной мысли. Удобрения чувств. Она - красивый, но ядовитый цветок, распустившийся на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments