i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2013-2014. 2

Ленинград - без солнца. Без снега. Без ветра. Платформа на Московском вокзале мокрая, чистая. Толпа пассажиров потянулась к стеклянным дверям вокзала. Из толпы выныривают брат и сын.   В. перехватывает у И. сумку, и они быстро уходят по Старо-невскому проспекту в сторону Александро-Невской лавры. С братом решаем не идти по Невскому, сворачиваем мимо огромного торгового центра под названием «Галерея» в улицу, идущую параллельно Невскому. Натыкаемся на скромный памятник Адаму Мицкевичу, а позже выходим на Владимирский проспект. В здании театра им. Ленсовета рассматриваю расписание спектаклей на ближайшие дни. В театре новый режиссер по фамилии Бутусов. Все это настораживает, тем более что главреж подозрительно зациклился на классике: «Преступление и наказание», «Три сестры», а спектакль, на котором остановил внимание, имеет название «Все мы прекрасные люди», но сделан по пьесе И.С. Тургенева «Месяц в деревне». На афише спектакля знакомая мне актриса, Анна Ковальчук, почему-то сидит в ночной рубашке в ванне и яростно разбрызгивает воду. Странно. Нынче, если молодой худрук берется за классику, так обязательно с маниакальным желанием ее испоганить. Все-таки беру билет на 30-е. Четыреста рублей.

С Владимирского выходим на Невский. Проспект, как всегда, бурлит. Под бурым небом - возбуждение и веселье. У Александровского театра уже нет новогодних шалманов, как это было в прошлый Новый год. М. сообщает, что в этом году на украшение города выделено на двенадцать миллионов меньше и ряженых с песнями отодвинули на площадь перед Театром юного зрителя. Тротуары Невского покрыты не асфальтом, а темно-розовыми мелкими кирпичиками. Перед Аничковым мостом убрали леса, и в старинном доме, в котором жил Белинский, - новая дубовая дверь, а в высоких окнах уютные огоньки украшенной елки. Грохочет строительная техника. Мостовая вывернута. Рабочие азиаты аккуратно перекладывают розовые кирпичи в тротуарном покрытии. М. гундит, что нужно успеть купить хоть какие-нибудь подарки знакомым художницам. Я же подгоняю - скорей в Эрмитаж, подарки - после.

На Дворцовой площади пусто, лишь медленно едет огромная карета, запряженная белыми лошадками. Повозка плавно огибает высокую синтетическую ель. За воротами дворца, во внутреннем сквере, ходит парочка ряженых - высокий молодой мужик в форме гвардейского офицера петровских времен и девица, столь же рослая, в старинном платье и короткой шубке, подбитой серебряной тканью. Очереди в музей нет, но в самом музее тесно, шумно, в раздевалку не протолкнуться. Билеты обходятся бесплатно (у М. удостоверения). За съемку на видео пришлось заплатить двести рублей - дали кругляшок зеленого цвета, с ухмыляющейся рожицей. Рожицу нужно приклеить на грудь, чтобы смотрители знали - за съемку уплачено. В Зимнем дворце тепло, даже душно немного, а золото парадной лестницы, что было скрыто на время реставрации, теперь вновь свежо и победно сияет.

Во-первых, выставка фарфора Ломоносовского завода. Во-вторых, коллекция английского серебра времен королевы Виктории. В-третьих, экспозиция, посвященная Году Голландии в России - король Вильям II и его супруга Анна Павловна. В-четвертых, собрание живописи Венского городского музея, а еще - мировой шедевр - портрет мужчины Антонелло да Мессины из Старого городского музея в Турине. Ноги уже наливаются благотворной тяжестью музейного многочасового похода. Естественно, сил на египетские залы не хватит. Вряд ли удастся добраться до стационарных экспозиций итальянцев, французов, немцев. Но зал с Византийскими иконами IY-XY веков необходимо посетить. У византийцев подумалось: двадцать девятое декабря. Еще тридцатое, тридцать первое. Новый год у матери. Мандарины и елка. Никаких простых лиц. Вот только я и византийские мозаичные иконы. Да плюс Антонелло да Мессина. Хорошо. Радостно. От этого покоя и довольства движение замедлилось. От одной иконы к другой переходил медленно, тщательно, со вкусом. Брат же торопил - скорее, нужно увидеть картины из Австрии.

Вышли в зал ломоносовского фарфора. Красиво, но мне-то нравится фарфор старинный. Здесь же - молодые мастера из «Мухи». Смятая газета и потухшая папироса. Или сумочка и кошелек: сумочка - чайник. Кошелек - чашка. Набор для чаепития. Разные часы в немыслимых фарфоровых рамках. Зеркала. Колокольчики. Неизменные слоники. Даже поздравительные открытки из фарфора. На одной из них надпись: «Миша! Поздравляю тебя с Новым годом!» Позвал брата, показал надпись. М. смеялся и, в свою очередь, показал мне целый отряд фарфоровых уродцев, слепленных по эскизам Михаила Шемякина.

Tags: Питер
Subscribe

  • Брат, традиция и трендхантеры

    Люблю среднего брата. Видимся редко. А тут - зайди, да зайди. Будем смотреть "Дом" с Малеванной, Ступкой и Гармаш. Я - Олегу: Эми Вайтхауз…

  • в завершение вечера..

    Графическая работа моего брата Миши - "Крым. Деревья в Воронцовском парке". 2006 год. (Тушь, перо, кисть):

  • в завершение вечера..

    Снова работа моего младшего брата Миши. "Церковь Архангела в Крыму" (2005 год).

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments