i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 2013. Брат. 10

Мнения разделились. Брат собирался бродить по лавкам. Мне были интересны и книги, и публика, что кружилась по залам. Времени в запасе - 5 часов. 4 основных уровня: подвальный (конференц-залы); первый этаж - лавочки и кафешки; второй этаж (экспозиции рисунков и книжные развалы) и, наконец, третий этаж - с детской литературой. Где-то должно быть расписание мероприятий на 1 декабря. В его поисках влились в непроходимую толпу людей, изучающих книги, что больше всего востребованы на выставке. Книжных «линеек» было две: взрослая и детская. Пробились к ряду взрослой литературы. С удовлетворением отметили: третья среди множества изданий по популярности скромная книжица Маркса «Манифест Коммунистической партии». Всего книжек, «выделявшихся» в ходе выставки, было около шестидесяти. Ближе к концу М. наткнулся на книгу воспоминаний о ленинградском художнике Васнецове: «Вот, - заявил М., - мастерская его дочери, на Песочке, рядом с моей. Надо зайти, сказать. Женщина хорошая, добрая. Надо порадовать». И - скрылся, с непременным желанием узнать, каковы цены на картины в этом, самом крупном в стране, центре торговли произведениями искусства. Мне же удалось, наконец, узнать расписание мероприятий на этот воскресный день. Много всего - о Драгунском. 100 лет со дня рождения. «Денискины рассказы». Разные люди собрались выступать. В том числе и сын. Отчего-то неприятна назойливость, с которой на выставке подчеркивается тема Холокоста. Алла Гербер представлена книжкой об Инне Чуриковой. Выставлен «Маус» Арта Шпигельмана - первый и единственный комикс, удостоенный Пулитцеровской премии. Там - облегченные рисунки. Через них рассказывается о гетто, об Освенциме, о Дахау. Плохо было евреям. Никто не спорит. Но другие-то народы также пострадали. В знаменитом «Марше смерти» шли на муку не только евреи. Чего уж из смертельной трагедии создавать выгодную возможность выделиться? Много представлено сочинителей из Швейцарии, Британии. Никого - из Китая, Индии, Юго-Восточной Азии. Интеллектуальная литература издается только в европейских странах? Впрочем, почти ничего не было из американских издательств. И, конечно же, вездесущий Андрей Макаревич. Ему - 60. Да, сорок пять лет мужик играет рок. Хотя сочинения гитариста никак не могу отнести к интеллектуальной литературе. Куда пойти? На Мартина Эмиса. Дмитрий Бак рассказывает о полностью «оцифрованном» Л.Н.Толстом. Пабло Джордано. Франко Нембрини. Александр Генис с «Камасутрой книжника» (этот американский Генис неплохо устроился, то ли книжник, то ли путешественник, то ли гурман - болтается по миру и пишет об этом писульки в «Новую»). Академик Скулачев собрался учить, как жить и не стареть. Малыши, между тем, могли принять участие в детском утреннике, посвященном веселому празднику Хануке. Маккавей, в глубокой древности, надрал задницу грекам, и вот, в двадцать первом веке, в Москве, в Доме художника, детишки весело празднуют событие, случившееся две тысячи лет назад. Крайне активна редакция какой-то Елены Шубиной. Шубина издает эмигранта Гениса. Но, она же презентует новую книжку Алексея Иванова «Горнозаводские цивилизации. От сказочника Бажова до современного бизнесмена».

Как быть? Хотелось бы побывать у Иванова на презентации книги. Но, в то же время, как штырь, торчит призывное имя Максима Кантора, с его великолепным «Красным светом». Но даже Кантор уступает юбилейным мероприятиям в честь драматурга Виктора Розова, автора «Вечно живых». Послал к черту назойливый ближневосточный проект «Эшколь» с ветхозаветными повествованиями о Люцифере, Вельзевуле, Лилит, Азазеле, Сатане и прочей нечисти. Сначала сидел среди почитателей Розова в пятнадцатом зале. Не досидев до конца, перебежал в зал номер тринадцать. В тринадцатом (номер-то каков!) все бурлило. Половина многочисленной публики нападала на Кантора. Как он, сын известного искусствоведа, оказался яростным левым? Сторонники Кантора, не менее многочисленные, стояли стеной: в нынешней России не быть левым - позорно. Неслись возгласы: «Ленин! Опломбированный вагон! Германские деньги! Парвус!» Я - левый! С друзьями Кантора. Что-то тоже кричу, но, глянув на часы, еле-еле вырываюсь из зала. Натыкаюсь на А.А. Шпакова. Шпаков грустно сидит за конторкой, в окружении штабелей своей толстенной книжищи «Начальная методология. Эпистемология и философия модели мира». Шпаков слабым голосом взывает ко мне: «Мужик, купи мою «Методологию». Все понятно станет. Видишь - последние экземпляры остались». Спрашиваю: «Сколько?» Шпаков: «Три тысячи штучка». Оставляю Шпакова решительно и бесповоротно в недрах «Методологий». Наталкиваюсь на телевизионщика Эрнста. Косте женщины-продавцы желают втюхать номер «Иностранной литературы» с произведениями швейцарских авторов, в частности, какого-то Андреа Фаццоли. Эрнст, узнав, что журнал идет по цене в 250 рублей, неуклюже пытается отделаться от распространителей Фаццоли. Увидев, что я со стороны наблюдаю все происходящее, недовольным тоном делает замечание. Мол, чего глазеешь, недоумок. Живо отвечаю Эрнсту в том же ключе. И - попадаю на выставку рисунков замечательного иллюстратора детской литературы Лемкуля. На выставке много графики. Особенно много Ларионова и Гончаровой. Но, есть и Корин. Работа Корина оценивается в четыреста тысяч рублей. Появляется возбужденный брат: «Пошли скорей. Репина продают». Долго плутаем в хитрых коридорчиках Дома художников. В помещении, отгороженном от остального пространства толстыми стеклами, - благоговейная тишина: старинная мебель, по стеклянным стенам множество работ старых мастеров. Вот и небольшая работа маслом Ильи Ефимыча. Тридцать тысяч долларов - и Репин твой.

Tags: Москва
Subscribe

  • Деловая переписка

  • Деловая переписка

    ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Молякову И.Ю. Уважаемый Игорь Юрьевич!…

  • Деловая переписка

    ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Молякову И.Ю. Уважаемый Игорь Юрьевич!…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments