i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 2013. Дума. 14

Казанский. Паровоз до Чебоксар. У меня на ужин дорогие пирожки из пристанционных ларьков. Бутылка русского кваса. Еще раз с грустью вспоминаю исчезнувшие из гостиничных столовых маленькие баночки с йогуртом. Вместо них - стаканы. Почему в России все заканчивается стаканом? Касается ли это молочных продуктов. Или же речь идет о спирте. Стакан - явление знаковое, можно сказать, всеобъемлющее. Вот проблема статусности. Если пьешь ты из стакана, значит, сохраняется надежда на то, что некоторые черты социальности тобою не утрачены. Не потерян ты для общества. Способен вернуться. Ну, а если дошел до того, что хлещешь из горла, - все, пиши - пропало. В гостиничных столовках не совсем понимают тройственную функцию стакана - символическую, знаковую и практическую. Вводящий стакан в пространство важнейшего социального действия (поедание снеди) все страшно усложняет. Теряется быстрота, простота, непосредственность древнего процесса поедания. За стаканом возникают вопросы о ножах, вилках, кастрюлях, сковородах. Маячат вопросы семейного быта. Грозной тенью наползает тема супружества и (о, Боже!) специалистов по бракоразводным делам. В конце концов, выпрыгивает, как черт из табакерки, вопрос: отчего мы так чудовищно устали от жизни? От ее смыслов и нелепых историй. Насильственное погружение в неосознанную семиотику. Труды Якобсона Р. Этот Якобсон с его семиотическими изысканиями - чистый соглашатель. Всю трудность изобретенного символа, вымученного знака он чувствует, но каждой строчкой своих сочинений шепчет, вливая сладкий яд в мозги и в душу: «Потерпи, миленький. Не плачь. Сейчас пройдет, и больно не будет». Конечно, больно не будет, ведь ты уже сдох. Дорога в ад вымощена не благими намерениями, а знаками, индексами, символами и изобретенными смыслами. Оттого так устаешь после ночи, проведенной в поезде. Приехал из Чебоксар в Москву, вылез в Щусевском помещении и тебя пошатывает от усталости. Полдня нужно, пока расходишься. В этот раз в себя пришел только на романовской выставке отца Шевкунова в Манеже. Когда в Книге отзывов об этом дерматиново-лазерном убожестве прочел путинский отзыв: «Империя наносит ответный удар», то совсем ожил.

Приползешь из Москвы в Чебоксары - а в голове неустойчивость и какой-то легкий туман. Дело тут в сходстве. Мозг бодрствует - и довольно четкая картинка окружающего складывается в голове. Достигается твой привычный «градус» внимания, неплохо фурычит «сверло» сосредоточенности. Дело трудное, но привычное. Следовательно, не такое затратное. Но вот во сне - сфокусировать внимание на нужной в данный момент группе объектов не удается. Во сне голова объята пламенем безответственности, рассеянности, откровенной необъективности. Что значит - летал во сне? Возможно ли такое в реальности? Или вот, жена-то твоя, а выглядит она почему-то, как Ким Бэсинджер. Ешь ты, допустим, яблоко в этом «элизиуме теней», а параллельно на башке у тебя растут рога. Ты их не видишь, а сволочь, которую ты не звал и видеть не желаешь, - тут как тут. Да еще и ржет. Все это страшно утомляет, но, что называется, клин - клином, и великий обман сна кажется тебе отдыхом. На самом деле минут десять-двадцать на грани контроля-бесконтрольности (когда один «клин» еще держится, но уже на грани вылета, а другой уже просачивается, но еще полностью не «залез») и есть территория истинного отдыха. В паровозе вся твоя хлипкая конструкция сна едет над землей в полутора метрах. Колеса стучат. Безусловность необратимого передвижения накладывается на сумятицу сонных фантомов. Исчезает даже иллюзия отдыха. Тяжесть семантической работы становится очевидной. К примеру, символы появляются на основании какой-нибудь договоренности между людьми. Договорились: свастика. Договаривались десятки миллионов. Или вот - знаки. Эти «закавыки сознания» появляются на основании сходства (тут уж безраздельное царство художников). Со знаками меньше всего работают композиторы. Поди разберись, знаком чего является конкретное сочетание звуков. Может, это знак беды, когда грохочут басы и бьют барабаны, мычат контрабасы, визжат скрипки. Но, вполне вероятно, это мобилизация, призыв. А можно подумать и о подготовке к восстанию. Кто-то скажет - звенит ручей, светит солнышко. Милая пьеска под названием «апрель». Иной же задумается. И привидится ему, что обильно и весело каплет не вода с сосулек, а алая кровь из вскрытых вен. Наконец, индексы. Тут наступает черед смежности. Нашел смежные вещи, значит, проиндексировал их. В паровозе, во сне, наступает иллюзия беспредметности, когда формы есть, а тело отсутствует. Когда, уставший и изжеванный, вылезешь ты из вагона в Чебоксарах или в Москве, надо тебе, усталому, делать еще одну трудную работу - вставлять тело в формы. Как штепсель в розетку. И только тогда потечет ток. Ток жизни.

Tags: Дума, Москва
Subscribe

  • О пользе знания

    Студенту злые педагоги Вчиняют форменный допрос, Задачи ставят, он, убогий, До них мозгами не дорос. Природа-матерь беспощадно Вопросом давит на…

  • Хирург

    Валялась девушка в канаве, Мальчишка рухнул на траву. Что делать ей в глубокой яме? Кто прокатился по нему? Мужик, споткнувшись, занедужил, Вопит…

  • Демон

    Длинноперое чудо на скалах, Острокрылый недобрый мужик, Под когтистою лапой трехпалой Божий свет безнадежно поник. Шевельнется – и небо покорно Стяг…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments