i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 2013. Дума. 3

Недалеко от Музея архитектуры - татарский магазин «Бахетле». Щусев центральным элементом Казанского вокзала сделал башню (с часами), напоминающую башню Сююмбике в Казанском Кремле. Сначала, в эскизах, часы на башне были. Потом мастер переместил их в другое место. Все-таки время должно тикать «по-русски», а не «по-татарски». Но и без «татарского» начала обойтись было нельзя. В конкурсе принимали участие несколько мастеров - Фелейзен, Шехтель. У Шехтеля проект был сильный. Здания стройные, устремленные ввысь. Но у Щусева вокзал - ворота на Восток. Туда, где гробница Тамерлана. Там живут российские народы, племена. Жизнь их на бескрайних просторах Евразии должна ощущаться в Московском сооружении. Змий из легенды о Георгии Победоносце. Но и хранитель Казани, хищная рептилия Зилант. Сююмбике и удивительный декор в стиле русского барокко (церковь в Кадашах, нарышкинский стиль). Все есть в проекте здания Казанского вокзала - начала татарские, восточные, рязанские, астраханские, нижегородские, но огромная постройка выглядит грандиозным памятником единой, многонациональной Российской империи. Чтобы Щусев был замечен в проявлениях шовинизма? Никогда! Сам-то - дворянин, но родом из Молдавии. Отец - смотритель (и создатель) богоугодных заведений. У Владимира Ульянова - кто был отец? Просветитель, в том числе и нерусских народов Поволжья. В чем-то пути Ульянова и Щусева схожи. Ульянов кончал Питерский университет. В пятистах метрах от здания Двенадцати Коллегий - Академия художеств, где Щусев учился у Бенуа и Репина. Ульянов с отличием завершает учебу в университете. Да и молодой архитектор получает Большую Золотую медаль. Ульянов по великой России едет в Сибирь, в Шушенское. Щусев (практически ровесник Ленина) отправляется в не менее далекий Самарканд. Долгие скитания по Европе и того, и другого. В Европе не остаются. Тянет обоих на родину. Тридцать лет Щусев строит свой великолепный вокзал - ворота на Восток. Ульянов новую Россию строит не тридцать лет, а всю жизнь. У Щусева к оформлению привлечены лучшие художественные силы - Коненков, Корин, Добужинский, Кустодиев, Рерих, Билибин, Серебрякова, Яковлев, Лансере. У Ульянова к строительству были привлечены тоже силы немереные. Тот же Лансере, увлекшись росписью вокзальных стен, создает несколько полотен о новой Москве. Столица нового государства. Картина, представленная на выставке «Москва строится». Или вот еще полотно «Азия к новой жизни». Надоели пошлые мысли - все было притворством, все только лгали, чтобы выжить, лицемерили ради куска хлеба. Нет, не так. И здание Наркомзема - от души. Строение на Лубянке, где разместили НКВД, - тоже он. И как искренне построено! А здание театра оперы и балета в Ташкенте? Связь Щусева и Ленина существенна. Пушкинский Моцарт говорит Сальери (про Бомарше): «Он же гений, как ты да я…» Сальери чувствует необязательность моцартовской похвалы. Эта вынужденность, обязательность (все-таки Сальери не только композитор, но и важный чиновник, а это заказы, деньги) скорей всего, и толкают Сальери подсыпать яду в вино собеседнику. Еще вот это, у Моцарта - ночью не спалось, и в голову пришли мне две, три мысли. Эти две, три мысли - Реквием. Когда умер Ильич, Щусев собрал первый (деревянный) мавзолей за несколько часов. Владимир Ильич - в малахае, овчинной дерюжке, в валенках отправляется на охоту. Потом - в окружении крестьян. А Алексей Викторович - среди рабочих, возводящих стены Казанского вокзала. Фотографии представлены на выставке. Тачки, тележки, бетон, кирпич, известь. Люди - усатые, бородатые, серьезные, в длинных фартуках, рукавицах окружили мастера. Смотрят в объектив. Взгляды серьезные, напряженные. Только у Щусева - легкая усмешка, лукавство. Вот сейчас щелкнет фотограф аппаратом, и все возьмутся за тяжелую, интересную, нужную работу. И Ленин углубится в такую же важную, нужную работу. Газеты, бумаги, люди. Дело, а не праздная мысль.

Выхожу с выставки потрясённый. Такого чистого, светлого состояния души у меня давно не было. Вот так нужно жить, работать, смотреть на окружающий мир. Если вести себя по-ленински, по-щусевски - все будет хорошо. Выстоим. Выберемся. Сколько еще раз придется мне прибывать на Казанский. Сколько раз придется уезжать с него на Восток, туда, где бесконечная Россия.

Россия - существо удивительное. Она - женщина. Фантастически преображенной предстает она и в мужском обличье. Каким взором тогда смотрит она на нас, ее детей? Грозным, как у жестокого царя Ивана? Безумным, как у юродивого Василия Блаженного? Нет. Смотрит она на нас умным взором. Чуть прищурившись, с лукавством и легкой усмешкой. Как у Владимира Ильича и Алексея Викторовича. Детей небогатых, служилых дворян, тружеников и книгочеев.

Tags: Дума, Москва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments