i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 2013. Съезд. 24

Жуя теплую горбушку, решил зайти в самодеятельный музей замоскворецких мастеров. Донской монастырь, например, напоминает жителям Москвы, что могут быть люди и пострашнее Малюты Скуратова. Вроде и времена Ивана Грозного миновали, а тут вдруг слух - на столицу собрался с походом крымский хан Гирей. Этот Гирей из Бахчисарая спелся со шведским королем. Коварный дядька из Стокгольма обещал крымчаку Москву в качестве легкой добычи. Крымские татары шли по Руси быстро - не грабили малых сел и городов. Вывалилась крымская конница на Воробьевы горы… А Москва вся ощетинилась. Монастыри превратились в крепости. Царь Годунов плотно расставил артиллерию по белоснежным стенам Кремля. Замоскворечье было опоясано мощной деревянной крепостью. Тогда-то замоскворецкие мастера и поучаствовали в строительстве легендарного Гуляй-города, иными словами, передвигавшейся на низеньких, мощных повозках целой крепости из толстенных бревен. За стеной были расставлены тягловые лошади. Они тянули повозки, и все сооружение двигалось на врага. Боевые слоны - это, конечно, неплохо. Штурмовые башни - дельно. Но чтобы на ход была поставлена целая крепость с пушками и гарнизоном - этого не бывало. К тому же ночью по военному лагерю русских загрохотали взрывы, загорелись огромные костры. Крымская конница словно взбесилась. Кони ржали, рвались, не слушались наездников. Годунов, к тому же, заслал к Гирею «русский спецназ» - удалых людей, что прикинулись перебежчиками. Хан спрашивает у диверсантов - что за шум и огни. Те в ответ: «Великое подкрепление пришло к Москве из Новгорода и других русских городов. Этой ночью ополченцы собираются резать и рубить татар». Гирей дал приказ немедленно возвращаться в Крым. Куда там! Русский «спецназ» потрудился: отравили коней-то. Кони дохли. Ослабнув, падали на землю, их приходилось добивать. Только до Оки успели добраться крымчане. Там их и порубали.

Глядя на изделия замоскворецких мастеров, вспоминал эту историю про последний набег крымских татар на Россию. А на месте Гуляй-города, вернее, на месте его основной дислокации, основали Донской монастырь. В самом конце шестнадцатого века. При входе в Кадашевский храм, перед высокой лестницей, что ведет наверх, аккуратно расставлены осколки плит, украшенные узорами. Кучкой, в углу, лежат массивные каменные ядра. По краям лестницы - деревянные ящики. В них - фикусы и пальмы. Огромная икона с Георгием Победоносцем. Внутри помещение светлое, высокое. Работают не только свечные лавки, но и что-то вроде книжного киоска. Православные газеты, журналы. Долго листал подборку весьма недурного издания под названием «Фома». Журнал для сомневающихся. Посмотрел - и отчего-то стал сомневаться еще больше. В углу, за столом, при дневном свете заседало человек восемь. «Кто это?» - спрашиваю. «Православный комитет сопротивления», - шепотом сообщает киоскерша. Нарастает шум. В храм веселой толпой вваливаются маленькие дети. Ведет их молодая женщина, видимо, учительница. Она говорит: «Тише, тише! Дети! Сейчас мы с вами поднимемся на церковную колокольню. Там перед нами откроется один из самых красивых видов на нашу Москву». Дети замолкают, только шорох настороженного шепота гуляет над детскими головами. Чуть слышный возглас: «Ух, ты!» Старуха в пушистой кофте, белых шерстяных носках и галошах открывает тяжелую, кованую дверь в простенке. Видна узенькая винтовая лестница, убегающая к колокольной площадке. Вся детская толпа, по одному человеку, втягивается в узкий беленый лаз. Все зашли. Топот ног и голоса стихают. Старуха в галошах прикрывает дверь за детьми. Я же начинаю внимательно осматривать фотовыставку, что размещена вдоль стены. Летом солидная делегация прихожан Кадашевской церкви побывала в Раифском монастыре. Вот бело-голубые стены. Вот круглая церковь, а вот источник со святой водой.

В Кадашах тоже есть святая вода. Мне хочется пить после огромной хлебной горбушки, которую только что умял. Подхожу к блестящему стальному титану, что стоит на лестничной площадке перед входом в храм. Эмалированная кружка. И не одна. Открываю краник. Вода не теплая. Но и не холодная. Чуть прохладная. Пью одну кружку. Наливаю вторую. Ее выпиваю наполовину. Но вода-то освященная. Нельзя терять даже каплю. С трудом одолеваю и вторую кружечку. Рядом - старые, изношенные кресла. В одно - низенькое и продавленное - плюхаюсь, чтобы посидеть в тишине, отдохнуть. Через неделю снова буду в Москве. Обязательно договорюсь со старухой-ключницей, постараюсь попасть на колокольню. Отмечаю, что мои начищенные ботинки забрызганы. Коричневые высохшие капли, словно клопики, разбежались от кончиков туфель к каблукам. Что-то заставило этих тваренышей сдохнуть, не добежав до каблуков. Открываю портфель, достаю губку, пропитанную гуталином в специальной пластмассовой коробочке. Вспоминается: «Отменный гуталин. Хоть на хлеб намазывай». Я же мажу ботинки. Острый спиртовой запах разносится по площадке: «Что же вы делаете! - резкий оклик. - Тут же вода освященная и образа, а вы ботинки свои чистите». Пожилой мужчина, что председательствовал на Совете православной обороны, грозно уставился на меня. Мужик прав. Но, из вредности: «Что ж вы кричите? Я, может, первый раз в вашем храме. Вот водички из титана напился. От вашего крика водичка может и обратно выйти». Тут уж возмущенно загомонили тетушки из Православного комитета: мол, какой нахал. «Покиньте немедленно храм», - заявил председатель. Взгляд его был грозен, как на изображении Георгия, что заколол копьем змея. В данном случае зловредным чудищем был я. «Ухожу, ухожу», - уведомил моих грозных гонителей. С трудом выбрался из кресла и, побежденный, стал спускаться по лестнице вниз. Зато ботиночки мои вновь блестели.

Tags: Москва
Subscribe

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 161

    Столб, символизирующий древнее. Указатель на дороге в прошлое, а значит, упрощение. На склоне величественной горы - не смешно. Увидев давящее…

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 160

    Вышли к неаккуратному дому с конюшней и огороженным участком, на котором понуро стояли неоседланные гнедые лошади. Загон большой, вытоптан, ни единой…

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 159

    В горах - то крутой подъем, то плоские участки. Но случаются и провалы. Мокрый, дышать трудно. Вдруг - обвал. Какой бы он ни был крутой, не являет…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments