i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 2013. Съезд. 18

В первом отделении давали Бенджамина Бриттена. В моей коллекции английский композитор представлен всего двумя пластинками. Одна - этот самый скрипичный концерт. Другая - отрывки из оперы «Поворот винта». Я ведь сейчас вечерами все больше Тухманова слушаю. А было время - заставлял себя слушать и Берга, и Пендерецкого, и Пярта, и Оливье Мессиана. Не говоря о Стравинском и Шнитке. Пластинки с Шнитке - запилены, одна даже заедает от частых прослушиваний. Явились авторы, исполняющие тишину. Сядет такой деятель за рояль. Конферансье объявит музыкальный номер. Мужик посидит, подумает над клавиатурой, да и уйдет со сцены. Всем спасибо! Сочинение исполнено. Почему малевать черные и красные квадраты можно, доказывая, что это и есть настоящее искусство, считать же, что гробовая тишина на самом деле заключает в себе наисладчайшие звуки, неуместно? Альфред Шнитке из современных «серьезных» сочинителей нравился мне больше всего. Может быть, оттого, что несколько раз присутствовал на встречах с композитором. Он ведь писал музыку к кинофильмам. Работал с Миттой («Сказка странствий»). На премьере фильма была то ли лекция, то ли встреча с творческим коллективом.

Говорят - музыка ближе всего к Богу. Так ведь что за Бог такой? Мир ислама (или буддизма) никаких великих сочинителей опер или симфоний не породил. Там какая-то музыка близка к Аллаху или Будде? С крещеными тоже проблемы - где Бог, чтоб можно было прикладывать к его великой благости звуки? Он внутри верующего. Он вне его. Он грозен и могуч. Словно Яхве. Он жертвенен и кроток, словно Иисус. С еврейскими исполнителями вопрос: скрипачи, виолончелисты, пианисты зачастую дети Израилевы. Но органистов среди евреев гораздо меньше. В виртуозах-балалаечниках не замечены вовсе. Немного их среди руководителей хоров. В композиторах некоторые числятся, но ведь Бах - немец. Австриец Моцарт. А Бетховен с Чайковским, Верди с Вагнером? Немцы да русские, с французами и итальянцами вперемешку. Всякий ли композитор близок к Богу? Ближе - итальянец или русский? Бога - нет, а вот человеческие чувства питают сочинительство, в том числе и музыкальное непременно. Важнейшая из эмоций для композитора - это страх. Тревога, сомнение, неуверенность. Радость мало подстегивает музыкальную фантазию. Берберова (первая, в литературной форме намекнувшая на особую сексуальную предрасположенность Петра Ильича) отмечала странные приступы меланхолии, тоски у Чайковского. Сам композитор в дневниках жаловался на неожиданные приступы бездонного отчаяния. В двадцатом веке композиторы перестали бежать от отчаяния. Более того, именно отчаяние сделалось главным инструментом создания музыкальных произведений. Шнитке писал великолепные, мелодичные вещички. Но останавливаться только на гармонических радостях Шостакович не давал. А тут выяснилось, что и Бриттен, который «странно» дружил не только с тенором Питером Пирсом, но и с самим Дмитрием Дмитриевичем. Шостакович посвятил Бриттену четырнадцатую симфонию. Если отчаяние, то какая же гармония? Вытянуть из пространства длинные, тоненькие звуки, да поломать с хрустом, словно макароны перед отправкой в кастрюлю с кипящей водой. Шнитке, Губайдуллина, Денисов из этой поломанной соломы звуков могли расплести ясные музыкальные ходы. Шостакович (и другие) - сделать что-нибудь этакое, в мажоре: «Праздничная увертюра» (да и «Песня о встречном»). Сказывалась школа. Люди учили сольфеджио и тренировались на этюдах Черни. Но все же страх и отчаяние были выражены отечественными композиторами лучше. Начал Чайковский с шестой симфонии. Потом Рахманинов - «Остров мертвых». Прокофьев - кантата «Александр Невский». И - бесподобная, высокая, неповторимая «Седьмая симфония» Шостаковича.

Даниэль Хоуп, посверкивая костюмчиками, наяривал на Гварнери Бриттена. Будто на танцевальном вечере знакомств, для тех, кому за тридцать. Так, легкомысленно и играючи, Бриттена не исполняют. Помню, как Коган исполнял скрипичный концерт Шнитке. Черный, выглаженный фрак, крахмальная манишка. А этот - чуть ли не в пляжной рубашечке вышел на сцену. Этот Хоуп решил бы, наконец, чем ему заниматься - телевизионными шоу, театром, кинематографом или погрузиться вглубь сложнейших сочинений. А еще ученик русского педагога - Захара Брона! Чувствуя, что с Хоупом у него сложности (ему, конечно, похлопали после завершения игры), Федосеев с оркестром выложился во второй части, когда исполняли Брукнера. Играли так хорошо, мощно, что верилось в правоту слов Вагнера: «Я знаю только одного, кто приближается к Бетховену, - это Брукнер».

На улице, между тем, снова моросил мелкий дождик. Блестела мокрая ограда Дома правительства. Блестел, в свете фонарей, и я, будто маслом намазанный.

Tags: Москва
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    Тамара Арсеньевна Манаева, проявив недюжинные организаторские способности, собрала на Гагарина, 12, руководство Чувашского республиканского Союза…

  • Мелочь, но приятно

    Замечательный спортивный праздник в поселке Урмары по случаю открытия отреставрированного Дома спорта.

  • Мелочь, но приятно

    Посетил предприятие ООО МПО «Согласие». Познакомился с дельным человеком и хозяйственником Сергеем Борисовичем Сабуриным.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments