i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 2013. Съезд. 15

Съезд закончился ровно. Фуршет. Коньяк и красная рыба. Этой рыбы покушал прилично. На фуршете начальство еще раз (хотя и вскользь) обещало произвести перераспределение бюджета в пользу провинциальных организаций. Встречался с молодыми столичными лавочниками. Эти борются с засильем крыс в городах. Не химией, а электричеством. Крысы не дохнут. Трупы их не разлагаются и не смердят. Шарахнет током - и звери уходят.

Центральный вопрос: куда грызуны уходят из обеспеченных крысобойками подвалов - в соседние подвалы? - остался не выясненным. Сочетание не сочетаемых тем: красная рыба - лишенные шустрыми коммерсантами домашнего пристанища крысы - быстренько вышибло меня под темное октябрьское небо. Раньше, бывая на московских собраниях, сидел вечерами в номерах постоялых дворов, беседовал под водку с земляками, которых и так знал хорошо. Теперь - все. Посидеть, попить в Москве и на гостиничной койке - пройденный, лет десять назад, этап. Публика обижается на меня. Но привыкли к тому, что я растворяюсь в московском воздухе с проблесками свободы и диковинными восприятиями. С приключениями - еще не определился. Либо драма, либо музыка. Сейчас чаще выбираю музыку: филармония, зал консерватории, Большой центральный дом музыки. От юных крысоубийц, по Краснопресненской набережной, по бывшему Калининскому проспекту, быстро добрался до Дома книги. До семи часов вечера, когда в Москве заводится театрально-музыкальная шарманка, оставался приличный запас. Нырнул в книжный. Первый этаж - канцелярия и календари. Отдела букинистической литературы больше нет. На втором этаже - все так же, как в нашей, чебоксарской, «Библиосфере». В философском отделе - идеалисты и уклонисты. Рядом - церковники и мистики. В юриспруденции вовсе можно захлебнуться. Какая-то американская женщина накатала толстый том про молодого Эдуарда Лимонова. Дана фотография бунтаря: белый костюм-тройка (брюки - слегка расклешены) собственного пошива. Волосы до плеч и очки-капельки. Парень здорово похож на Джефа Линна из «E.L.O.». Лимонова люблю. Бабские мемуары хотел взять, да подумал о тяжести, которую придется таскать по Москве еще сутки.

Женщины не только взгромоздились за руль автомобиля. Одно за другим выходят откровения бывших любовниц, жен, подруг мужиков, которые, хоть чуть-чуть засветились на телеке или сочинили пару-тройку книженций, попавших на волну общественного интереса. По «Культуре», по-моему, трижды показывали одну и ту же передачу Богуславской с рассказами о стихотворце Вознесенском. Откопали родственников Венечки Ерофеева. Яковлева пишет о Миронове. По Яковлевой выходит, что в жизни Андрея - она главная (оттого, видно, что он ее поколачивал, будучи в раздраженном состоянии). За Яковлевой потянулась очередь: «Я и Тарковский» и т.д. Огромные книжищи Федора Раззакова. Стареющие поэты и мужья не остаются в стороне. Вся правда о Пугачевой, о Раневской, о Булгакове, о Цветаевой, об Ахматовой. «Лимоновская» американка была отложена в сторону. Вот двухтомник Шергина. Книжки изданы как надо, с любовью и тщательностью. Черные, аппетитные тома, общим числом около десяти - дневники Пришвина. Тут уж сдался, сел на стульчик, зачитался. Страницы белые, приятно пахнущие. Содержание изумительное - горькое и грустное. Пришвин - дорог. Очень. Тяжел. Таскать его по Москве и вовсе немыслимо. Завтра, в «Плазе», меня будут держать до двенадцати (и даже накормят утренними варениками). А потом? Сумка, что всегда болтается за спиной, будет забита материалами и брошюрками, которые разными способами удалось получить, умыкнуть, разыскать в ходе съезда, чтобы привезти в Чебоксары. Многотомник Пришвина никак не уместится. Одну книгу все-таки поместил: первый том Бенедикта Сарнова, «Сталин и писатели». Все четыре книжки прочел (знакомые давали). Книги понравились. Решил купить для собственной библиотеки. Три тома заказал по почте через «Библиосферу». Несколько месяцев искали по всей стране первый том. Никак. А здесь - вот он, дорогой, стоит на Арбате, толстенький, черненький. Отметил также, что многовато всюду стало Ханны Арендт, «Капитал» Маркса (1 том) в экономическом разделе лежит на почетном месте.

Поспешил (время уже поджимало) по Арбату, мимо Дома журналистов к зданию ТАСС. Проходя мимо театра Розовского, размышлял - может, в этот балаган заглянуть? Уж больно радикален Розовский в высказываниях. «Золотая маска» не конкурс у него, а «договорной матч». А вот он, московский еврей, самый умный. В одном классе учился с Андреем Мироновым. Почти лицеисты.

Мерзость духовная проистекает из столичной тусовки. Не партийное начальство, но идеология. Они сами в состоянии были сляпать какую угодно доктрину. Федор Бурлацкий один чего стоил. А Ципко рядышком был. И не деньги. А вот это - у них детишки в «закрытой» школе (английский преподают лучше, чем в самом Оксфорде), а у нас, не менее выдающихся, ребятня штаны протирает в простых, районных школах. В итоге: «наши» в электриках и специалистах в области рыбного хозяйства, у «них» - в торгпредах и дипломатах. Терпеть подобное было никак нельзя. В сторону Розовского и его нехилого балаганчика сложился негативный ассоциативный взгляд. Блестящая мысль - бежать от этого театрального вертепа. Не получит Марк кровных моих пятисот рублей за нездоровые фантазии.

Далее, вниз по Никитской, был еще театр Маяковского. Дежурно проскочил мимо красного кирпичного здания и уже без сомнений мчался к Большому залу консерватории. До семи часов оставалось всего десять минут.

Tags: Москва
Subscribe

  • Между прочим

    Я вместе с Сергеем Федоровичем Беккером на встрече с членами СНТ «Связной».

  • Мелочь, но приятно

    10 июля 2021 года по приглашению Главы Цивильского района Сергея Беккера посетил 8-й Республиканский форум замещающих семей.

  • Между прочим

    Хотите увидеть, как на современном производстве делают сгущенку? Тогда смотрите.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments