i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 81)

Валера повел меня в гости к своим братьям, которые жили неподалеку в двухэтажном доме. Взрослых не было, а ключи от квартиры братья носили на шеях, на веревочке. Стали катать друг другу машинки в большой комнате. У моей машинки сорвалась передняя ось с колесиками и укатилась под закрытую дверь в соседнюю комнату. Когда я хотел достать колесики, то дверь не поддалась. Братья объяснили, что она закрыта на замок. Там все семейные ценности – телевизор, приемник, проигрыватель, хрустальная посуда. Дверь в комнату с ценными вещами родители закрывают на замок. Братьям же достаются большая комната и кухня. В кухне можно пить чай и есть булку. Родители, уходя, также выключают газовый кран. Достать колесики можно тогда, когда вернутся родители. Но как можно от детей что-то запирать! Я лажу в бабулиной швейной машине, разве кто-то запирает от меня комнату, где она стоит? Недоверие к родным оказалось ошеломляющим. Пока ты дома – это твои дети. Когда тебя нет дома – это уже не совсем твои дети. Доверие в разное время разное. Значит, может быть разной и любовь. Любовь к детям бывает не безоглядной.

Меня бабуля любит безоглядно. Как светились радостью ее глаза, когда она забирала меня домой из садика. И другой любовь быть не могла. Безоглядность. Норма любви.

Запирания дверей на ключ? Мысли о какой-то иной не безоглядной любви были страшными. Не умея справиться с ними, громко расплакался. Выбежал на улицу.

Впоследствии я, Валера и эти два брата играли вместе. Но на улице. Валера к пацанам ходил. Я – нет. Квартира братьев казалась мне страшной. Страх отложился и на родителях братьев. Нормальные были люди, молодые. Но для меня они были другими.

На первом этаже нашего дома с одной стороны располагалась парикмахерская, а с другой - магазин живой рыбы. Там же продавался голубоватый кумыс. Из небольшого бассейна черпаком с дырочками черпают лупоглазую, большую, разевающую рот рыбу. Как это рыба без воды, а живет? На кухонном столе лежала широко, тяжело «дышала». Шевелила хвостом, щерила жабры. Какая-нибудь из рыбин вздрагивала, начинала лихорадочно дергаться, изгибаться. Даже подпрыгивала над столом, свивалась кольцом. Бабуля ловила шустрых рыбин, прижимала к столу. Один раз не смирившаяся рыбина, ударив по столу хвостом, тяжело, с чмоканьем свалилась на пол. На полу она отчаянно забилась, запрыгала. Бабуля поймала ее двумя руками, легонько стукнула головой о край раковины и, когда рыбина успокоилась, обмыла ее холодной водой.

С рыбой было непонятное. Вот она живая, дергается и бьется. Потом меня убирали из кухни, там я появлялся, когда стол был запорошен мукой и в ней вываливались куски свежей рыбы. На огне шкворчала сковорода с постным маслом, был порезан лук. Рыбу в муке клали на сковороду. Шел ни с чем не сравнимый запах. И вот огромные куски рыбы, с хрустящей корочкой, в золотистом поджаренном луке оказывались на тарелке рядом с воздушным картофельным пюре на молоке. В самом пюре бабуля делала углубление и туда заливала растопленное сливочное масло.

Обязательно пюре! Никаких макарон. Разве что иногда гречневая каша. Или большие круглые блины – тонкие до нежности. Когда блины делала мама, то они были толстые. Мама, делая блины, как будто спешила куда-то. Три маминых тяжелых блина – и живот набит. У бабули один блин, второй, третий… десятый, и хочется еще. Блины тоненькие, слегка присыпанные сахарком, который уже растворился в масле.

Бабулины котлеты – большие, какие-то тугие. Котлету надкусываешь, а она брызжет соком. Верхом торопливости бабули были сосиски. Не успевает она - тогда пюре и сосиски. В 60-е годы это были сосиски! Как они пахли, как солидно смотрелись в тарелке! А какой был сытный звук, когда прокалываешь такую сосиску вилкой. Это был звук полнокровной жизни. Нынче сосиски такого звука не издают. Проткнешь сейчас сосиску – и какое-то злобное шипение бессильно проистекает с тарелки по окрестностям стола.

Бабулино кулинарное совершенство - беляши. Она готовила пироги – пышные, высокие. С рыбой. Были и маленькие пирожки со всякой начинкой. Но обязательно – тазик с беляшами. В беляшах главное сок. Важно не упустить его. Есть нужно осторожно. Сам беляш остывал, и его можно было держать. Но не остывал сок. Он мог пролиться на пальцы, больно обжечь. Потихоньку, кусочек за кусочком. Сначала тесто. Быстро начиналось мясо, его было много (какой емкий образ для такого понятия, как скорость). Чувствовался запах лука. Лука в мясе немного. Отдельные кусочки в фарше не попадались. Так делалось ради меня. Я не люблю крупно порезанный лук, поэтому бабуля, готовя фарш для беляшей, прокручивала его через мясорубку, а не резала ножом.

Первое обжигающее прикосновение беляшевого сока. Надкусывать беляш с «сочного» момента нужно совсем маленькими кусочками. Интереснейшая борьба человека с жаром, разворачивающаяся на чувствительном поле битвы. Подгоняет человека на эту борьбу чувство глубокого удовольствия от поедаемого теста, горячего мяса и лука.

Надо знать меру, не жрать все сразу, огромными кусками. Жар сока жалит больно. Но терпимо. И ты регулируешь эту терпимость, наслаждение от еды превосходит боль ожога. Процесс одоления наслаждением чувства боли включает саму боль в процесс наслаждения. Без боли наслаждения уже и быть не может. В отдельные моменты она делается сутью наслаждения.

У меня и сок был всегда, и проливал я его редко. Не торопясь, почти обжигаясь, но не до конца. Кусочек был весь в соку.

Так и в любви. Так и в радости, и в горе. В процессе мышления. Всегда есть то, что может принести боль. Может вовсе убить. Но это тебе нужно. Нужно ощутить смертельно опасное, потому что без этого нет жизни. Нет чувства и мысли. И ты идешь на соприкосновение. Не можешь не идти, если ты живой. Откусил кусочек «не по себе» - и получил удар боли. Не рассчитав меры, можешь погибнуть. Рассчитал верно – выжил. Получил удовольствие, «включил» боль в процесс радости. Сделал укрощенную боль солью, сутью «твоей» радости.

Это – главное. Подготовка к соприкосновению с чужим смертельна. Выбор момента соприкосновения и мера погружения в болезненное. Процесс противоборства. Победа или проигрыш. «Укладка» полученного опыта в память.

Поедание беляшей было наглядным. Умение держать под контролем «боль удовлетворения». Процесс нравился. Много опасного, вкусного сока.

В любви должно быть много обжигающего «сока». В познании важно полюбить «сок» неведомого.

Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    Уникальные специалисты воспитывают молодежь в стенах 1-го колледжа. Но ведь можно же работать, можно возродить нашу промышленность! И название…

  • Мелочь, но приятно

    Большое спасибо директору Чебоксарского колледжа №1 Алексею Алексеевичу Судленкову, председателю Общественной палаты Чувашской Республики. Собрал…

  • Мелочь, но приятно

    В Чебоксарах, которые набирают все больше авторитета в качестве шахматного центра России, открылся Всероссийский шахматный турнир. Анатолий…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments