i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2013. 34

Судак расстелил широкую полосу серого крупнозернистого песка. Пляж и ни клочка свободной земли. Простой народ не желает революции. Ему чужды идеологии. Люди желают солнца и стабильности. Стабильность сытого довольства (в советском понимании) явлена в Судаке наглядно. Возле космического мыса Меганом нет элитных пляжей. Прибрежная полоса в этом древнем городе наглядно демонстрирует, что было бы в торговых точках России и Украины, если бы случилось чудо: было бы всем все и сразу. Около воды удивительно ведут себя дети. Взрослым уже не пройти. Ногу поставить некуда. Пойдет толстяк по песку, обязательно оступится и рухнет на какую-нибудь мадам. Так и получилось. Идем с пристани на набережную. Дядька в черных плавках падает на тетушку в целлюлите и глухом купальнике. Слышали бы вы этот визг! То ли страх, то ли отчаяние, то ли радость. Скорее всего, отчаянная радость. Видно, на тетку десятилетиями не падало сверху существо мужского пола. Слышно, как страстно шепчет неловкий дядечка. Извинения так искренни (видно, и сам перепугался от внешнего вида тетки, на которую рухнул), что докрасна раскалилась лысина несчастного. Лысина, между прочим, в седом венчике волос. А детишки - им хоть бы хны. Ужами, ящерицами проскальзывают между разомлевшими на солнце телами - и в воду. Вода мутная, голубое с серым. При выходе с пристани надрывается динамик: Майя Кристалинская поет про дождь и снег. Мол, спать пора, но никак не уснуть. Магазинчики. Портвейн фирмы «Солнечная долина». На пять гривен дешевле массандровской «Алушты», но по вкусу ничуть не хуже. И, к тому же, обменный курс такой же, как в Симферополе. Курс добрый, терпимый, а вот в Алупке обменные пункты словно с катушек съехали, видимо, считают, что в окрестностях Воронцовского дворца разгуливают исключительно миллионеры. Здесь, у серого пляжа, на желтых, пыльных утесах разместилась грозная цитадель. Зубцы на крепостной стене квадратные, ровные. Впечатление такое, будто это не укрепление, а обломок некоего чудовищного механизма. Когда Крым входил в состав Советского государства, можно было говорить: у нас есть древний замок не только в Выборге, но и в Судаке. Причем сооружение не разрушено, как цитадель Чембало в Балаклаве. Вот он - грозный и целехонький. Из замка можно бы сделать игрушку, таскать туристов со всего мира, но в Украине с памятниками архитектуры так же плохо, как и в России. Судакская крепость пока стоит только из соображений престижа: сооружение все-таки итальянское. Генуэзская республика постаралась. В Италии, куда ни плюнь - всюду древняя терма или вилла. Средневековые замки на вершинах скал стоят там новехонькие, а местные агентства недвижимости пытаются их продать людям с деньгами. Двадцать лет назад вход в укрепление был свободный, нынче берут все больше и больше. В России памятников архитектуры немного - где-то около восьмидесяти тысяч. Каменные строения. Византийское влияние. Позднее - итальянцы. Чисто русское зодчество - это дерево (Кижи). Деревянные терема и церкви строили без чертежей. Оттого они бывают чуть кривобоки, кривоваты, будто неуверенно держатся на земле. Застенчивые они. Чуть ветерок дунет - и улетят. Судак, с жарким кипением людей возле моря, с месивом домиков, садов за высокими заборами, шашлычных, чебуречных, придавлен сверху строением солидным, крепким. Гора, на которой крепость, словно массивная челюсть. Укрепление с длинной зубчатой стеной, словно ровные одинаковые зубы. На Руси деревянные крепости сгорали, церквушки исстыдились по убогим северным деревням почти до полного исчезновения. В Судаке хищная пасть раззявлена, рвет небо и облака в клочья зубьями на квадратной башне коменданта. Со стороны суши вокруг стены - вода. Целое поле камыша, а через разлившийся ручей тысячи паломников вынуждены пробираться по кривым мосточкам. У входа, там, где должен был располагаться подъемный мост, толпа народа. В крепости фестиваль средневекового оружия и одежды. Бродят ряженые, звенят латами, бряцают кольчугами. Я, В. и Ю. стремительно проходим мимо. Узкая улица. Одноэтажные дома, глухие заборы. Улица - в гору. Санаторий украинских железнодорожников. Между двух горбатых гор - итальянская таможня XIY века. Высокая башня все с теми же хищными зубцами. Рядом малюсенькая церквушка VI века.    Ю. И В. готовятся войти в храм. Женщина в черном дает пацанам передники - прикрыть голые ноги. В полутьме о чем-то нудно гомонит молодой длинноволосый батюшка. Подслеповато мерцают огоньки лампад. Вход - низенький. Чтобы попасть в храм, нужно склонять голову. Не стал надевать фартук. Зачем? В Бога не верю и в храм не пойду. Ребята пошли. Стояли в полутьме долго. Выйдя, обернулись на здание. В. просто снял фартук и не крестился.   Ю. (четыре года в тюрьме!) передник снял, отдал черной женщине и трижды наложил на лоб и грудь крест.

Tags: Крым
Subscribe

  • Между прочим

    Федор Степанов, Ефимов Александр и я проводим встречу с жителями дома по улице Гражданская, 86.

  • Между прочим

    Знакомлюсь с процессом производства обуви на предприятии «Влад».

  • Между прочим

    Встреча с членами СНТ «Лесное-1».

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments