i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 75)

С Маринкой имел дела мой брат. Они почти ровесники и потому всегда играли вместе. С годами Маринка стала симпатичной. Будучи взрослой женщиной, упорно следит за собой. Стройная, не расплылась, как квашня. Спа-салоны. Фитнес-клубы. Муж – коммерсант средней руки, из бывших комсомольских начальников.

Правда, ноги у нее были не идеальны. Дала о себе знать конфигурация ног дяди Рэма. Что-то там было такое чуть-чуть тяжеловесное в районе талии, да и грудь была маловата. Здесь уже сказались особенности фигуры Нины Ивановны. Мне Маринкина фигура и история ее становления были хорошо известны.

Она и сама знает, что ноги у нее несколько иксообразны. В юности переживала по этому поводу. Сейчас, став взрослой, переживает, видимо, не меньше. Но никому этого не показывает. Отсюда тщательная диета, занятия спортом и зависть сорокапятилетних, отяжелевших подружек к стройности и некоторой сухости. Впрочем, это мои предположения.

Маринка окончила на отлично обычную школу, музыкальную школу, хотя я никогда не слышал, как она играла на пианино. Когда просили сыграть гости ее родителей, то получалось иногда услышать какой-нибудь этюд или сарабанду. Но исполнение было не эмоциональное. Как бы давалось это все с легким снисхождением – хотели, получите!

Какое-то время, кажется, юная Марина была влюблена в меня. Был я веселый, порывистый, много читал. Но у меня были другие представления о прекрасном. Потом пришла очередь Олега, который похож на меня. Но попробуй взять голыми руками Олега! Тем более связанный с Мариной глубокими дружескими связями, он почти каждый день ее видел и как существо другого пола не воспринимал. Ну, Маринка и Маринка. Что ж мне в Маринке неясно или неизвестно?

Нина Ивановна хотела, чтоб ее дочь связала свою жизнь с одним из братьев Моляковых. Но в 17 лет меня уже не было дома. Олег же женился только тогда, когда его знакомая Лена, которую он мурыжил несколько лет, заявила, что сделает над собой нечто ужасное, если будет аборт и дальнейшие Олеговы вольности. Брат женился. Боялся он разных неприятностей. Шел ему уже двадцать восьмой год.

Почему Олег не женился на Маринке, мне неведомо. Он и его Лена дружат с Елизаровыми, отмечают вместе дни рождения. Откуда взялся Елизаров, студент машиностроительного факультета Чувашского университета, здоровый, красивый парень, игравший на гитаре и деятельно участвовавший в комсомольской работе, мне также не совсем ясно. Мать его, профсоюзная начальница, помогла пропустить через комсомольскую фирмочку огромное количество компьютеров. Парень поднялся.

Свадьба - шикарная, в столовой «Гэсстроя». Не обошлось без драки. Андрей напился и стал приставать к какой-то девушке, которая оказалась замужем. Мужа возбужденный Андрей не заметил. Девушка была уже беременна.

Муж не стерпел (а был он гостем со стороны жениха), началась хорошая драка людей жениха и людей невесты. Дрались с огоньком. Меня на свадьбе не было. Были родители и брат Олег, который примкнул к войскам Андрея. Андрюша был в ударе. Он чувствовал себя оскорбленным. Но оскорбленным чувствовал себя и муж.

Старшие покинули зал. Невеста рыдала. Жениху (а теперь уже мужу) было неловко. Ему бы втянуться в бой на стороне друзей, да не мог он. Он, вроде как, был теперь на стороне брата своей теперь уже жены. В общем, призывал всех к миру.

Подъехала милиция. Драку удалось остановить. Участники событий были довольны. До сих пор Олег, вспоминая этот эпизод, оживляется и добрым словом поминает Андрюшу, который все это устроил. Подводит его тяга к противоположному. Марина драку вспоминать не любит.

Когда Олег был первым заместителем министра экономики, то помогал Елизарову. У Игоря во второй половине 90-х случился провал в бизнесе. Он открыл пивной ларек. Брат способствовал получать лицензии.

Потом Елизаров завел большие магазины. Торговал всем. А сейчас сдает торговые площади в аренду. Раньше пил. Теперь огромному Игорю пить нельзя – печень. Но он продолжает выпивать. С похмелья умоляет Маринку сделать ему капельницу. Она кроет его всякими словами и лишь потом приступает к процедуре восстановления мужа.

Сама Марина, анестезиолог по профессии, давно в больнице не работает. Были тяжелые времена, она ездила за товаром в Москву для ларьков. Потом училась, принимала больных, желающих пройти обследования на электронных штуках – УЗИ, разные навигаторы - в клинике «Северная». Снова ушла. Стала домохозяйкой. Домохозяйкой неплохой. Жили в малосемейке (ее еще дядя Рэм для них делал). Потом переехали в кооперативную квартиру. Потом купили громадную квартиру на берегу Волги. Елизаров ездил на подержанном джипе, а Маринка на 99-й модели «жигулей». Единственная дочь Женя училась в институте в Москве. Несколько лет, с трудом строили там однокомнатную квартиру. Женя выучилась на экономиста, живет в Москве, замуж не выходит. Елизаровы же взялись строить огромный дом в Чандрово, пригородной деревне, ставшей для местных олигархов чем-то вроде Рублевки.

Елизарову квартиры и дома не очень и нужны. Он бы жил в самой первой квартире. Но не такова Марина. Она поднимает мужа на материальные свершения. Все их жилища оформлены по ее желанию. Обои, краска, мебель, бытовая техника – это все ее достижения. В последнем их доме я не был. Олег с Леной были. Дом, говорят, не только шикарный, а какой-то особенный – там все не просто добротно, не похоже на богатые дома и оригинально. Картины, эстампы, светильники, люстры.

Я и не поеду без приглашения. Скажут – вот, приперся. При этом Маринка при каждой нашей встрече становится как-то грубее. Чистая Нина Ивановна, но только еще более резкая, невыдержанная, даже какая-то беспощадная к своему Елизарову. Не валандается. Сразу в лоб. Мол, ты, на самом деле и такой, и сякой, и бестолковый.

Как-то пьяненький Елизаров сказал Марине, что она зря ждет его смерти. Думает, что теперь, когда есть такой дом, он ей не нужен. Зря надеется. Жить он будет долго. Марина ответила: вряд ли – пьянка его сгубила. Об этом мне рассказал брат. И Елизаров, и его жена говорили это привычно, как бы переругиваясь.

Впрочем, Игорь Елизаров добрый человек. Нас с братом он недолюбливает (все-таки бывшие фавориты его жены). Но не показывает этого. Несколько раз, когда у меня было совсем туго с деньгами, он выручал, давал в долг. Как-то даже хотел попасть депутатом в городское собрание, а я помогал ему в этом. Маринка обожает Аньку, Олегову дочь. Стала ее крестной матерью. На каждый день рождения дарит Анечке дорогие подарки, а Олежка считает своим долгом крепко выпить с Маринкой под шуточки про «кума и куму».

Ездила Маринка один раз в «Артек». Любили они ездить с моим братом в Москву. В 80-м году вдвоем поехали на торжественное открытие Московской Олимпиады. Пили «Фанту», а жили у отца. Он тогда защищал диссертацию. А с Елизаровым посетили все европейские курорты. Страсть к путешествиям привил дочери Рэм Тихонович. А она наставила на этот путь Игоря. Уже тогда, когда у них была подержанная «копейка» и жили они в малосемейке, бесстрашно ездили к морю.

Живут они все-таки вместе. Я, правда, не представляю, как это у них получается. Жила с ними дочь. Жила с ними собака. Дочь уже взрослая, не с ними. Собака умерла от старости, и Марина горевала по ней, как по человеку. Одни в огромном доме.

Дядя Рэм умер в 88-м году от рака. Когда его хоронили, пришла огромная толпа народа – видимо, все, кого он оперировал. Шли колонной через город. Мы с Олегом помогали выносить гроб из здания городской больницы. Было очень душно. Собирался дождь. Андрей гроб не нес. Вся разумовская семья шла в черном, вместе.

Накануне ночью сидели с Андреем, выпили, я вспоминал дядю Рэма, Андрей молчал. Захотел быть только со мной. Так вдвоем и сидели.

Дядя Рэм, узнав о болезни, держался мужественно. Знал, как все будет и когда. Прошел мучительные процедуры. Перенес операцию на желудке. Умер тихо, спокойно. Дядя Рэм занимался бегом в нашей роще. Наденет шерстяную шапочку, старый костюм с начесом – и бежит трусцой. Я его несколько раз встречал на пробежке.

А Нина Ивановна еще жива. Старенькая уже, но держится молодцом. Елизаровы перевезли ее в Чебоксары. У нее новая квартира, в которой она живет одна. По стенам – старые картины ее покойного мужа и вполне живого сына. Никаких старичков-приживалок нет. Был у нее один человек – Рэм Тихонович Разумов.

Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Каприз

    Вот мимо женщина прошла, В ней не обида и не милость, Искала что-то – не нашла, Лишь шаг ускорила и скрылась. Мужчина встал, чего-то ждет, Следит…

  • О пользе знания

    Студенту злые педагоги Вчиняют форменный допрос, Задачи ставят, он, убогий, До них мозгами не дорос. Природа-матерь беспощадно Вопросом давит на…

  • Хирург

    Валялась девушка в канаве, Мальчишка рухнул на траву. Что делать ей в глубокой яме? Кто прокатился по нему? Мужик, споткнувшись, занедужил, Вопит…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment