i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Кинош-ка-ка. 4. А в Новчик попа пришлют?

Иоселиани, сняв «Пастораль», рассорился с друзьями в Тбилиси. Режиссер поведал, что нет никакого грузинского кино. Нынче кинодеятель обитает во Франции, ведя жизнь обычного космополита (от слова «космос»). Для талантливых людей, типа Иоселиани, нет не только грузинского кино. Но и американского, немецкого, русского. Как, впрочем, музыки и литературы. Есть национальный колорит - сабля на стене, кошка на тахте, крынка на плетне. Распутин же, в конце восьмидесятых - тридцать лет назад: нет русского поэта Пастернака, русского художника Шагала или же русского Мандельштама - еврейский национальный характер обладает такой силой, что и русский национальный характер едва устоит. Бьют же этот русский характер весьма нещадно. Мастер издевательских подтекстов Высоцкий, в 67-м, в высотке на Котельнической, обкатывал свои песенки: «Письмо в деревню» и «Письмо из деревни». Русские крестьяне - неандертальцы. Слушатели - Вознесенский, Богуславская, Абдулов, Майя Плисецкая. Неандерталец-крестьянин, в интерпретации Высоцкого - про балет: мужики баб узнают. Громче всех ржала Плисецкая. Съехала со стула. Про это высказался Распутин - пусть еврейская культура расцветает, развивается, но пусть не мешает другим культурам, в том числе и русской! 67-й год - это когда Кончаловский снял свою версию «Писем в деревню» - «Асю Клячину, которая любила, да не вышла замуж». Плюс Аскольдов «Комиссар». Положили и «Комиссара», и «Клячину» на полку. Ума хватило. Снять - дали. Посмотрели те, для кого снято, - 150 человек - и на полочку. Национальность художника - не выбор, а судьба. Тарковский в «Андрее Рублеве» показывал грязь и смерть. В конце - чистые линии чистых икон. Крест: реальность - идеал и поперек выбор - судьба. В перекрестии то, что зовется «национальным». Был немецкий экспрессионизм. Был Пауль Клее и группа «Мост». Итог политический (противоположность креста) - фашизм. Мунк - «Крик». Итог: неплохие (не хуже немцев) эсэсовские военные норвежцы. 2013 год - половина австрийцев не считают нацизм чем-то преступным. Половина немцев - если бы не Холокост, Гитлер бы был один из самых выдающихся национальных руководителей. Кризис на дворе. Быстрое возвращение в нацизм. Говорим о национальном: «Калина красная» - русский фильм? Вроде бы да (раз про каторжника, плачущего под березками, - значит, русский). А «Берегись автомобиля» (снято про вора, рыдающего по справедливости) - что, не русский? У немцев: начали «Кабинетом доктора Калигари» - закончили Лени Рифеншталь и Адольфом (главным героем-любовником эксцентричной Лени). И вот хитрован Хотиненко. Некто толстый и объевшийся кричит идейной прислуге - национальную идею давай. И чтоб в важнейшем из искусств эта идея выражалась. Советский шик (на одном конце Иоселиани, на другом - Параджанов, снимавший в Киеве «Тени забытых предков») – да, имелся! Русского - не было. А нынче Хотиненко готовит своего «Попа», как кашку быстрого приготовления. Залил кипяточком (война) - и ждет, когда рисовые зернышки - персонажи - разбухнут и станут хоть как-то съедобны. Поп - Маковецкий, попадья - Усатова. Русскость - чисто внешняя, как и глухая поповская деревенька с лубочной церковкой. Во всем фильме безусловен только один персонаж - еврейская девочка Ева, которую удочерил поп-Маковецкий. Эта Ева - ангел, чистая душа. Все остальные в фильме - преходящи, колеблемы, то ли нестойкими характерами, то ли шаткими жизненными обстоятельствами. Подозрительны крайне, одним словом. Будто бы есть православная вера и она превыше всего. Поп-Маковецкий смел и справедлив, но в партизаны не идет, все детишек подбирает. В это время миллионы детишек изничтожены фашистами. Малые дела - валенки в концлагерь привезти, бродяжек подобрать. Малахольная доброта сельских батюшек - самое верное средство поддержать тех, кто творит зло. Тварюг нужно уничтожать, но тварюгам комфортно - они видят у кровавых своих сапог добрых священников, что подбирают оставшихся в живых и промывают им раны. Значит, еще выше можно забрызгать сапоги кровью. Когда силами маленьких, добрых людей сапог поставлен на горло, тогда и экспрессионистам можно будет ехать в лагеря, вливаться в ряды Сопротивления. Хотиненко рисует гитлеровцев зверьми - да не совсем. Какой-то «православный» нацистский полковник все время путается под ногами и успевает вести с попом-Маковецким душеспасительные беседы. Полицаи - отродье. Но уж больно жалостливо и выразительно разложены у Хотиненко трупы этих скотов. Особенно песочные часики, которые все время крутил в руках главный полицай. Партизаны - масса неясная. Один только подпадает под влияние попа-Маковецкого, да и тот, в итоге, женится на еврейской девушке Еве. С аптекарской точностью Хотиненко расставляет злодеев - добряков. Хитро подводит к мысли: немцы - враги, людей вешают (за что вешают, правда, не сказал). Но вот партизанский комиссар - это гнида так гнида. А попа - в Гулаг. Схема выстроена - православие (при доброте девочки Евы) - равнозначное злодейство фашистов и большевиков (большевики хуже) - возвращение из Гулага выжившего попа (абстрактная любовь побеждает). Размышляю - кто смотрит эту муть? Кто дает деньги на это убожество хитрована? Национальная культурная традиция не ниточка, а грубая веревка. И она может затянуться на шее неразумного народа. А Хотиненки веревку еще и намылят. Кстати, смазывала мылом веревку (давала денег на съемку) хорошо известная в Чувашии фирма – «Ренова». А как эта организация умеет натирать мылом веревки, в Чувашии знают хорошо. Особенно на «Химпроме».

Tags: Кинош-ка-ка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments