i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 66)

Не знаю, почему ссорились Разумовы. Но ссорились они тоже весьма крупно. Нина Ивановна прибегала в слезах, и они долго о чем-то разговаривали с матерью на кухне.

Отец уходил разговаривать к Рэму Тихоновичу. Дело вроде доходило до развода. Внешняя причина – нечего было есть. То есть кушать-то было что, да только Нина Ивановна готовила нерегулярно. У Нины Ивановны все время гора тетрадей, и вечерами она часами их проверяла.

Часто Нина Ивановна просила мать помочь в проверке. Мама окончила школу с золотой медалью, готовилась поступать в педагогический, но дед настоял на институте текстильной промышленности. Мол, будешь инженером, всегда кусок хлеба заработаешь.

Страсть к русскому языку и литературе у мамы осталась на всю жизнь. И прочные познания в области грамотности тоже. Мама не только исправляла ошибки, но и ставила отметки за сочинения.

Готовить еду на каждый день Нина Ивановна не успевала. Причины скандалов в семье Разумовых были, несомненно, глубже несваренных щей. Еда была лишь поводом. Рэму Тихоновичу хотелось после дежурства прийти домой и съесть горячего супа. А супа не было! Признаться, это раздражает.

Андрей, Маринка после школы забегали к нам пообедать. У мамы было правило: ляг хоть под утро, но еду сделай. Большая кастрюля щей или борща, или горохового супа. Огромная гусятница рисовой каши, которую мама называла пловом, или жаркого – много картошки и куда меньше мяса. Уходило все это «на ура!». А мать готовила, готовила, готовила эту еду. Она закатывала в банки помидоры и огурцы с огорода. Правда, соления и маринады получались столь же формально, что и повседневная еда. У нее получался компот из вишни. И яблочное варенье. Желтое, прозрачное, с дольками яблок, вкусными, плотными, чуть-чуть сморщенными. Мы пили вишневый компот обильно, как воду. На столе лежали квелые косточки из-под компотной ягоды.

Готовка еды была маминой каторгой. Но я не помню, чтобы неприготовленная еда служила поводом для скандала. Папина мать – да! Его многочисленная родня – да! Но что касается еды или стирки белья – никогда.

Утром мы просыпались, а мама была на ногах. Уже уезжала на работу. Бегал по квартире отец, родители на ходу что-то обсуждали, но на столе стояли горячее какао, булка с маслом, чай или напиток «Янтарь». Так было всегда.

Когда у отца появилась служебная машина, он еще и на обед приезжал. Обедал всегда почему-то раздетый. Приедет быстро-быстро, снимет костюм, рубашку, сядет в трусах и в майке, поест, потом опять оденется и едет на работу.

Отец помогал, конечно, с крупными партиями еды. Помню огромный черный баул-портфель, который он набивал куриными яйцами. Точно помню – в баул (так отец его и называл) входило ровно сто яиц.

Или, например, мясо - свинина, говядина, баранина. Им раз в месяц забивался холодильник. И мать почти каждый вечер являлась груженая сумками, никогда не стонала по поводу своей нелегкой женской судьбы. Так она была воспитана бабулей Аней. У той тоже всегда есть что поесть. Всегда все постирано. Всегда все выглажено. Только бабуля готовила куда вкуснее матери. Это дед Миша не позволял расслабиться. Он любил хорошо и вкусно поесть.

Интересно мать гладила белье (было это в субботу или воскресенье, после того как заканчивался очередной скандал, и папа с боями отбывал на Чапаевский поселок). Мама ставила гладильную доску возле дивана и плавно, не спеша гладила одежду и белье тяжелым, блестевшим никелем утюгом. При этом она часами (!) тихонько пела.

Мать занималась самодеятельностью. У них был женский квартет, раз в неделю проходили репетиции. Коллектив выступал с концертами, становился победителем в местных конкурсах. Квартет показывали по телевизору. А руководила ими женщина по фамилии Корыстина.

Песен, соответственно, мама знала много. Про рябинушку (или калинушку?). Я очень любил: «Рябина красная, рябина вызрела, я у залеточки характер вызнала…» Когда мама уставала стоять, она садилась.

В то время, в какой дом ни зайди, часто видишь – стоит женщина, рядом ворох чистого мятого белья, а женщина утюгом, плавно – туда-сюда, туда-сюда.

Перед тем как начать гладить, мама убирала с гладильной доски отцовские ноты – тоненькие книжечки с песнями и романсами. Отец все время куда-то спешил, опаздывал. Ворвется в дом, вышвырнет из портфеля ноты, загрузит какие-то бумаги – и поехал дальше по делам. «Скорей, скорей, машина ждет!»

Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Каприз

    Вот мимо женщина прошла, В ней не обида и не милость, Искала что-то – не нашла, Лишь шаг ускорила и скрылась. Мужчина встал, чего-то ждет, Следит…

  • О пользе знания

    Студенту злые педагоги Вчиняют форменный допрос, Задачи ставят, он, убогий, До них мозгами не дорос. Природа-матерь беспощадно Вопросом давит на…

  • Хирург

    Валялась девушка в канаве, Мальчишка рухнул на траву. Что делать ей в глубокой яме? Кто прокатился по нему? Мужик, споткнувшись, занедужил, Вопит…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments