?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В начале января 45-го года Маринеско пил, а его команда дралась с местными. Когда узнали о непотребном поведении экипажа Щ-13, в очередной раз пожалели, но отправили бывшего одесского лихого парня в штрафной, практически безнадежный, поход. Подводник - статья особая. Темный мрак. Холод. Километры бездны - и вязкий, черный ил. 30 января Щ-13 вышла на самый большой немецкий лайнер «Вильгельм Густлов» (чудовище в два раза выше «Титаника»). Александр Иванович, нырнув под брюхо этого кита, зашел со стороны берега. Первая торпеда с надписью «За Родину» попала в нос «Густлова». Маринеско пил в январе, а Григорий Распутин (Новых) пил всегда (мадера). Первая пуля из револьвера Феликса Юсупова вошла этому человеко-крокодилу в грудь. На «Густлове», в 45-м, при первом взрыве посчитали, что нарвались на мину. «Густлов» продолжал идти вперед. Пуришкевич, поручик С., доктор Лазоверт и великий князь Дмитрий Павлович, спустившись в полуподвал, увидели Юсупова и валявшегося на шкуре медведя Гришку. В конце 16-го Григорий (как и огромный корабль в январе 45-го) после первого попадания выжил, вскочил и бежал по двору Юсуповского дворца по снегу, теряя кровь. В двух расправах было что-то жутко-веселое: лихой одессит и молдаванский помещик. «Старец» одет роскошно, но по-мужицки безвкусно - тонкой кожи блестящие сапоги, черные бархатные штаны, кремовая рубашка-косоворотка тяжелого шелка и красный шнур с кистями. Пуришкевич с товарищами изображали пьянку. Заводили на патефоне одну единственную мелодию - американский марш «янки - дудль». Феликс кормил Новых пирожными. Те, что с красными розочками, были насыщены лошадиной дозой цианистого калия. «Вильгельм Густлов» имел на борту десять тысяч человек (в пять раз больше, чем мог взять по норме). А еще тяжелое вооружение. Гришу яд не брал, а «Густлов», имея на борту полторы тысячи раненых и женщин несколько сотен, почему-то был выкрашен в защитные цвета боевого судна, на палубах были выставлены тяжелые орудия и спаренные крупнокалиберные пулеметы. Маринеско был за Родину. А один из основателей «Союза русского народа» писал: Боже мой! Как темно грядущее и эти тяжелые годы ниспосланных нам рукою Всевышнего бренных испытаний. И еще: я не могу забыться, я думаю о будущем, не мелком, не личном: нет, а о будущем того великого края, который дороже мне семьи и жизни, края, который зову Родиной. Гришка, между тем, ждал Юсупова и жрал мадеру (также отравленную ядом). Иеромонах Илиодор: в России нет синода, в России нет царя, в России нет правительства и Думы. В России только есть Великий Распутин, являющийся неофициальным Патриархом Церкви и Царем Великой Империи. Немцы, например, думали, что «Вильгельм Густлов» - царь морей и океанов. Сын румына и хохлушки послал в грузное тело лайнера вторую торпеду. Надпись - «За советский народ». Пуришкевич дважды промахнулся. Но все-таки попал убегающему Распутину в грудь. Третья торпеда с надписью «За Ленинград» доконала немецкий гигант, а Пуришкевич третьей пулей уложил Григория. Пуля разворотила голову лекарю и сластолюбцу. Три пули. Три торпеды. В ночь с девятого на десятое сорок пятого Александр Иванович, разошедшийся не на шутку, двумя торпедами уничтожил еще четыре тысячи немцев, завалив на дно океанический лайнер «Штойбен». Григорий и после попаданий Пуришкевича продолжал агонизировать. Пуришкевич испинал хрипящего русского мужика ногами (1-я торпеда), а потом голову сибиряка мозжил резиновой грушей чуть не сошедший с ума Феликс Юсупов (2-я торпеда). А ведь ездили к великому князю Николаю Михайловичу, тот писал Николаю Второму докладную записку: вмешательство Александры Федоровны и Распутина в государственные дела династии грозит гибелью, а Российской империи - катастрофой. Тридцать лет спустя - вмешательство бесшабашного капитана третьего ранга и вновь катастрофа Империи - теперь уже германской.

Спускаясь в утробу роскошного Юсуповского дворца, вспоминаю Серова и его портрет красавицы Зинаиды Николаевны, матери Феликса. Великолепные мини-театр и белые мраморные сфинксы с женскими головами. Феликс надеялся, что большевики - временно (в этом его убеждал Пуришкевич). В библиотеке князь устраивал тайники. В них - золото и рукописи Пушкина. В сорок пятом конца все еще не было. Был большевик, одесский моряк Маринеско, впоследствии ставший героем Советского Союза.

Билеты в Юсуповский дороги - триста рублей. В полуподвал, где кончали тобольского лекаря, еще дороже и - редкие группы по специальному заказу. Под сводами этой живодерни - в жизни есть два цветка - цветок надежды и цветок наслаждения (Шиллер). Русско-татарские князья выбрали надежду. Русские крестьяне, как представилась возможность, предались наслаждениям. Россия сломалась не в октябре 17-го, а тогда, когда гипнотизер Григорий Новых пошел стучать сапогами по царским паркетам. Десятки миллионов крестьян, гнивших в окопах, задали вопрос: этому можно, а мне нельзя? Необузданной силы стремление черни тремя пулями пытался загасить мелкопоместный молдавский дворянин, сошедшийся с великими князьями. Напрасно. Джин вырвался из бутылки. Рябое лицо азиата Сталина да необъяснимая удаль одесского моряка - три торпеды, и гигантский европейский лайнер пошел ко дну. На Балтике. Куда должно было уплыть распутинское тело.

Latest Month

Tags

Comments

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner