i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

За сундучком. 62. За час до захода солнца

Цезарь, патриций, родня Гая Марии, что противостоял диктатору Сулле (демократы там были и тогда). Демократы бежали из Рима, а на форуме торжествовали иные. Фламиний, консул, в третьем веке до н.э. был бит Ганнибалом, но благодарный Рим помнит о неудачнике консуле и даже назвал в его честь станцию метро. Через дорогу от Колизея, за Аркой Константина, что построили из мраморных остатков иных обелисков - Палатинский холм. Рыжие и коричневые развалины. Прутся вверх белые колонны, поддерживающие лишь небо, а не тяжелые балки. Остались стоять кучками, словно белые, резные всплески камня. Есть и отдельные столбы - не гордые, а будто истеричные взвизги скрипок в сочинениях Стравинского. Думалось о Сципионе Африканском (может, из-за этого консула в Риме так много ниггеров?). Те дома, что на Форуме, громадны. С ними не сравнить малюсенькую домушку Сципиона, победителя Ганнибала. Было жарко, и консул первым среди знатных римлян начал брить бороду. Щиты круглые - македонские, а с выемкой для копья - фракийские. Мечи короткие и прямые. Если меч кривой, то опять же, фракийский. Там, за высоким частоколом железного забора, выступали триумфаторы. Эмилий Павл, тот, что уничтожил армию Македонии. Сто пятьдесят тысяч пленных было продано в рабство. Чад дешевых харчевен, благоухание персидского нарда, аравийский кинамон тоже курился тонкой струйкой. Запахи майорана и нарцисса, пестумских роз и лилий.

Перед Колизеем дядьки с волосатыми ногами, в кожаных сандалиях и римских доспехах. В древности мечи доводили до немыслимого блеска, натирая их мелом. Дядьки шлемы моют «Доместосом». Можно сниматься с ненатуральными вояками - 5 евро. Страшно захотелось на развалины. Дождь кончился вовсе, и на голубом небе небольшое, от души умытое богами тело юного Гелиоса. Яростны его кони. Легка двухколесная тележка. На Палатинский холм пускают по тем же билетам, что и на Колизей. Промахнулись - и по кривой дороге, круто убегавшей вверх, добрались до церкви святой Анастасии. У начала дороги пытались поймать лохматые молодые люди - кричали нам по-английски, что собирают подписи против наркотиков. Подписывать ничего не стали. Громко крикнул по-русски: «Мы уважаем наркотики не разбадяженные, не химические, не вызывающие физиологического привыкания». Услышав мой крик, из-за поворота показался босой мужик в тельняшке и серых шортах. «Братья, - зычно гаркнул мужичок, - русские! Я тоже уважаю марихуану». Глазки соплеменника озорно блеснули из-под причесанных на прямой пробор вьющихся волос. Голос морячка вдруг сорвался в полупьяной песне: «Море, море, мир бездонный…» Песня прогрохотала над Форумом, как паровоз с горы. «Я русский, парни. Беда ко мне пришла. Угостите сигареткой». Брезгливо обошли горлапана. Выяснилось - шли не туда. За оградой мелькнула площадь Форума, а идти-то назад, мимо орущего идиота. Мужик громыхает на весь центральный Рим: «Что такое осень? Это небо…. Небо под ногами… О! Привет, земляки, споем?» - «А ведь такие уроды калечат хоть какие-то приятные впечатления о России. Смесь пьяни и огненного ненавистника церкви Льва Толстого».

На площади, за оградой, в честь Эмилия Павла зарезали 180 быков, и жрецы копались в дымящихся внутренностях. Плохие предсказания. Юпитер не пожелал смерти македонского царя Персея. Не от этих ли несчастных быков у Феллини, в «Риме», родился жуткий образ: режиссер несется под проливным дождем на автомобиле, а на дороге - развороченные туши, то ли лошадей, то ли коров. Во внутренностях животных никто не пытается разгадать будущее. Автоавария. В кишках (и у людей, и у животных) покопался двадцатый век. Между мощными стенами - воспоминания о современных стройках. Гарантия - 5 лет. Простоят эти современные, многоэтажные сараюшки хотя бы лет пятьдесят? Те дворцы и виллы, что окружают нас, стоят больше двух тысяч лет. Были времена, когда город-миллионник сжимался до размеров грязной деревушки. Но стены - выдержали. Часть Курии - римский Сенат. Юлий Цезарь решил укрепить язычество - гробница основателя города Ромула. Базилика Юлия - римский суд. Ростра, с которой выступал Марк Антоний (а сообщение было об убийстве уже Цезаря). Арка Септимия       Севера. Арка - в Риме, сам умер в британском захолустье, в Йорке. К югу от Форума, на Палатинском холме, видел чайку. Огромная, с круглыми тупыми глазами, сидела на массивных перилах площадки, вознесенной высоко над городом. Пугал птицу. Хотел согнать, но гостья с недалекого моря не шелохнулась. Обширный сад. Причудливые беседки. Редкие прохожие между лимонными и апельсиновыми деревьями. Чистота. Дождевые лужи на дорожках, присыпанных мелкой, алой щебенкой. Как в Петродворце. Вдали орет полоумный: «Слышишь, Ленинград, я тебе спою задушевную песню свою…» Сквозь мощные динамики - звон колокола. На выход. Музей закрывается за час до захода солнца.

Tags: За сундучком
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    В скиту Алатырского мужского монастыря.

  • Мелочь, но приятно

    Несмотря на все трудности, Алатырская районная организация политической партии «Справедливая Россия» жива.

  • Мелочь, но приятно

    Хорошо, что в Алатыре установлен памятник легендарному генералу Маргелову. В Чебоксарах такого постамента нет.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments