i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

За сундучком. 61. Черствый сыр Колизея

Колизей - коричневый. Стены изрыты выбоинами, словно сооружение обстреливали сотни орудий. Как устояло это чудище, если веками со стен сдирали мраморные плиты, выворачивали куски железа? Добытое шло на строительство новых зданий. В основном это были богатые виллы. Потом разрушались и эти виллы (с фонтанами и статуями). Травертин и мрамор шли на очередные постройки. Можно до сих пор наблюдать древние плиты, снятые с Колизея, вделанные в полы христианских базилик и средневековых замков.

Ридли Скотт в «Гладиаторе» был прав – скульптуры Марса и Беладоны были вполне уместны рядом с громоздкими стенами. В верхних проемах постройки кружат кажущиеся крохотными чайки и голуби. Под сводами прохладно и тревожно. От стен истекает коричневая мгла. Кажется, что огромные куски заскорузлого сыра – в трещинах, ноздреватых отверстиях – положены один на другой в бесчисленном количестве. В каштановом мареве люди – словно мошки, сгрудившиеся на кровавом следе, оставленном продырявленным телом гладиатора, которого сволокли в подвал. Показалось – легкое колебание сотен людей, сбившихся в очередь, - лишь начало движения и даже какого-то странного полета. Полета по спирали овального заведения – с этажа на этаж. Парение начиналось медленно, все замерли в гигантской очереди. Вспомнилось: Спартак был рудиарий, но до ланисты дослужиться, естественно, не мог. Прежде чем стать гладиатором, фракийский, нубийский или иудейский раб именовался «деревяшкой», ибо на тренировках пользовался только деревянными мечами и копьями. Порой проходили годы упорных тренировок, прежде чем раба называли «гладиатором», вручали железное оружие и выпускали на арену. Бились друг с другом и с дикими зверями. Сходились всадники с копьями. Круглый щит, шлем, наколенник (на левой ноге). Лаквеарий – значит, его оружие аркан. Гладиус – меч (отсюда – гладиатор). Ретиарии вооружались трезубцами. Катерварии бились не парами, а группами. Бестиарии – шли с оружием на медведей, львов, тигров, разъяренных быков и даже слонов. Устроить хорошую битву гладиаторов – дело государственной важности. Удачный бой, запомнившийся потоками крови, приносил проплатившему приобретение гладиаторов и зверей почет. Многочисленные гладиаторские школы, выступления на грязных провинциальных дворах. Выжил – выше, маленькие передвижки. Вершина слава и успеха (в том числе и для ланиста) – Колизей в вечном городе. Бои рабов насмерть придумали таинственные этруски – люди человеческой крови и внутренностей приконченного скота. У иудеев не было кровавых схваток. У древних инков были кровавые жертвоприношения, но боев живых людей также не было. Дикари Полинезии предпочитали съесть побежденного, а не устраивать муторные истязания одного другим. Италийцы восприняли гладиаторство от таинственного народа: веселое слияние боевой крови, цирка и театрального представления. Греки-то греки (комедия и трагедия), но это были не исконно римские жанры. «Сатура» - смешение поэтических размеров, сбитых в один текст. Поначалу «Сатура» у римлян – огромное блюдо с различными фруктами (сатурналии – буйные празднества с обильной выпивкой). И только затем – причудливо литературный жанр. Черствое римское право, беспрерывные войны, денежные расчеты и дележ наворованного – у римлян все резко, вперемежку, быстро. Организация душила, отдохновение – оргии. Здесь нелишними были и гладиаторские схватки. В бывшей римской провинции – Испании – в конечном итоге до сих пор убивают только быков, но не людей.

Выскакиваем с братом на поверхность из мрачной тени. В центре овала – огромный проем, разделенный толстыми стенами на длинные коридоры. Будто огромная птица, пролетая мимо Форума, цапнула когтистой лапой по поверхности, унеслась прочь, а следы внушительных когтей остались. Их-то забрали кирпичом создатели Колизея. Вокруг этой кровавой раны понастроили высоченных стен с каменными сиденьями для десятков тысяч людей. Деревянным настилом скрыли подвал. Из подземелья, через люки, поднимали на арену зверей, бойцов, через эти же люки оттаскивали, словно в преисподнюю, убитых. Желтый песок, которым была усыпана арена, быстро менялся. Ни кровищи, ни человеческой требухи. Чисто.

Дождь. Прячемся в огромной арке. Сидим на обломке мраморной колонны. Пришлось надеть разноцветные пончо. Становимся похожи на два воздушных шарика – желтый и зеленый (когда прятались от дождя, как раз и нашел шариковую ручку, которой сейчас пишу). Вдруг резкое солнце. Ощущение, что веет древностью от грозного ристалища, и этот невидимый ветер поднимает разноцветные шары, в которые превратились мы с Мишей. В итоге нас выдуло к самому гребню великой стены – туда, где солнечные лучи бьет и лопает с особенной яростью. В голубой высоте плащи быстро высохли. Стаскиваем их с себя, держим на сильном ветру, над пропастью Колизея. Глубоко внизу – арка императора Константина. Выпускать наши легкие полотнища из рук не стали. А очень хотелось увидеть, как наши одежонки понеслись вдаль, к Тибру, над кипарисами и пиниями. Но делать этого не стали - дорогое удовольствие.

Tags: За сундучком
Subscribe

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 104

    Распрощались с матерью. У В. - рюкзак. В него сложили еду, бутылки с квасом. Себе оставил рюкзак пустой, легкий. В. никогда не возмущается подобным.…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 103

    Снились люди. Крым, Сочи - неясно. Просто пальмы, стрекочут цикады. Жарко. Вечереет. Окружили меня. Небольшую толпу возглавляет крикливая тетка в…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 102

    У станции «Петроградская» легкое столпотворение. Хотя половина одиннадцатого вечера. Впечатление: вываливаются из Супермаркета, расположенного на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments