i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 58)

Внизу, у Храма Михаила Архангела, в сгущающихся сумерках подобрал умиротворенную жену. Она и еще несколько женщин расположились вокруг толстого попа. Поп благостно что-то мурлыкал. Про Михаила. Про его битву со змеем.

Я же был несколько раздражен Бахчисараем, Чуфут-Кале и ущельем, заросшим высокой травой. Хромал на правую ногу. Попу посоветовал вместо сомнительных историй лучше навести порядок на воинском кладбище. Если б не эти солдаты, не было бы здесь монастыря, его насельников и служителей.

Поп не озлобился. Сказал, что всему свое время. Дойдет очередь и до кладбища. Мне стало еще хуже. Не дядьке, лазающем на халяву в культурное заведение и приехавшем сюда на несколько часов, давать местным советы.

У автостанции сорвал несколько сладких яблок с деревьев в сквере. Долго млел в прохладе кондиционера в магазинчике, выбирал, что для взбудораженной души лучше – вино или коньяк. Пришел к выводу, что коньяк. Взял поллитру. Грамм по двести с женой в пути – и темная дорога обратно прошла незаметно.

Остатки уже в двенадцатом часу допили на многолюдной площади в Алупке. В открытых ресторанах играла музыка. Мы слушали старого гитариста, который на электрической гитаре исполнял мелодии Фаусто Папетти.

В последний день перед отъездом ходили на фортепианный концерт. В концертном зале Воронцовского дворца был раздолбанный рояль (который хоть как-то настраивал сам исполнитель, орудуя ключом для натягивания струн). В объявлении говорилось, что исполнитель – лауреат международных конкурсов. Играл он действительно здорово. Правда, все хиты. Бетховен, например, был представлен «Аппассионатой» и «Лунной сонатой». Известные вещи Шуберта (в прошлом году песни Шуберта под его аккомпанемент исполняла молодая девица – громко, широко открывая и так не маленький рот). Давал Шопена – польки и полонезы. При этом он кратко рассказывал о каждом композиторе.

В этом году пианист был еще более неопрятен, чем в прошлом. Один кончик голубой рубашки без рукавов даже выбился из брюк. Он так и ходил по краю маленькой сцены в растрепанной рубашке. В прошлом году пианист позволял себе выпивать в кафе «Диабаз», расположенном под огромными чинарами внутри дворца, в обществе девушки-солистки и какого-то юного хмыря. В этом году исполнитель «принял на грудь» еще накануне. Сейчас его мучило похмелье.

Пианист был сух, среднего роста. Он сильно потел, во рту при рассказах о композиторах ощущалась несвежесть. После каждой вещи он долго вытирал влажные руки платком.

Хотя, может быть, исполнитель был просто нездоров. В прошлом году концерт проходил в жаркую, сухую погоду, и ветер, доносившийся с моря, раздувал в зале оконные занавески, они летали трепещущими белыми крыльями. Занавески касались голов, иногда    плеч слушателей, сидевших с краю.

Дверь была распахнута. Плата за билет - чисто символическая, а после начала концерта можно было проходить свободно. На стенах тихо раскачивались картины. Большие, все натюрморты и роскошные, пышные букеты. Работы очень хорошие. Советские художники 30-50-х годов. Висели два полотна Петра Петровича Кончаловского.

После начала концерта ударил короткий, бурный ливень. Потом в серой влажной теплыни наступила полная тишина. Я вышел на пять минут из зала. Небольшой концертный зал, в окружении цветущих кустов (белых и розовых), в тишине вечера, и доносящиеся из открытых окон звуки рояля. Шопен. По спине у меня поползли «мурашки». Кайф. Тут же подумалось – как кисейная барышня. Оглянулся – никого. Вся публика - в зале. Тогда пусть кисейная барышня. Сдался этому сладенькому настроению - и вторая волна «мурашек» (фенаминщики с эфедринщиками знают, что это такое) ударила со спины в голову, где рассыпалась из плотного бутона мелкими искорками в раскрывшееся пространство черепа. Вернулся в зал. На глаза навернулись слезы. Ирка, заметив это, тихо погладила меня по руке.

Каждый год в конце концерта пианист продает записи своих выступлений на компакт-дисках. Берут немного, но стабильно. На обложках исполнитель во фраке, в белоснежной рубашке. Со знаменитыми оркестрами. Гладко причесан. Но гораздо моложе, чем здесь, в Алупке.

Даже если он иногда нечетко берет ноты (не ошибался ни разу), это не сказывается на подаче всего объема произведения. У молодых исполнителей все может быть четко до самой последней нотки. А целостности произведения нет.

Любое музыкальное произведение – человеческое восприятие бесконечности. Звук в гармонии – глубже, чем слово. Редко-редко в молодых исполнителях раскрывается свобода бесконечности, ее глубина. Исполнитель как бы забывается. Мембрана между маленьким человеческим и бездонным рвется. Бездонная пустота рвется через человека, через изодранные клочья мембраны наружу, в лицо, в душу и исполнителя, и слушателя.

Исполнитель (как Рихтер) каменеет перед этой открывшейся бездной и так спасается. Маленький, как точка, он присутствует на пиру этих неведомых сил. И дает возможность слушателям прикоснуться к грозной пустоте. Он может скакать и прыгать, с развевающимися волосами на сиденье возле органа, как маленький Гарри Гродберг. Но как бы он ни прыгал – он избиваем этими великими силами. Они мотают его и бьют не просто возле органа, а в себе, сделав заложником своей необъятности. И, видя, как они, эти силы, избивают человека, весь зрительный зал подпадает под цивилизованные камлания, заводится как бешеный, распахивая таинственным ветрам свои мелкие или глубокие души. Неважно, мелкие они или глубокие. Они все равно распахнуты, продырявлены грозной пустотой. Великого мастера слушает всякий – и истопник, и академик.

У нашего «крымского пианиста» договор с неведомым был заключен. Его манера мне напоминала манеру игры Рихтера. Он мог разбудить бурю и держать какое-то время это каменеющее жерло открытым.

Ни один компакт-диск «крымчанина» я не купил. Но на этого дядьку буду ходить каждый год. Дай-то Бог ему вовсе не опуститься. Хотя это решаем не мы и не он сам. Решает бездна.

Tags: Заметки на ходу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments