i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

За сундучком. 35. Голодный шеллингианец

Башка сохла. Солнце спряталось. Тепло, но погода неопределенная. Сижу напротив берниниевского мужика, олицетворяющего реку Нил. Старею. Ноги мерзнут (особенно зимой). Тема холода все больше занимает. В тепле все человеческое становится уж слишком человеческим, и это считается естественным. Распухает значение судов, религиозных и философских доктрин, а также сизым чирьем топорщится проблема прав женщин (или подчеркнуто - их отсутствие), как у арабов. Все это до первых снегопадов, оледенений и вмерзших в лед рек маленьких и больших рыбешек. Иностранцы (особенно итальянцы) выглядят полными придурками, застряв где-то между Читой и Улан-Удэ. Даже сейчас, в ситуации острой необходимости, они боятся Сибири: видит око, да зуб неймет. М. - беспрерывно улыбалась в Риме. Разве не смешны римские нищие, по сравнению с нашими бездомными с трех вокзалов? Наши нищие - герои и труженики, в сравнении с бездельниками, жрущими сухое винцо, а не водку. Здесь задумался - сказал брату: «Пришло время выпить вина. К черту граппу. Хочу побыть немножко римским нищим». «Какие нищие?» - спросил Миша. И продолжил: «Ты прав. Граппу буду пить завтра». Если пьешь кьянти - то продаешь родину. В важнейшем вопросе - вопросе о холоде. У Петра - голландцы. Екатерина - французы. Павел - мальтийский орден. Александр имел всех. Николай I - немцы. Николай II - сам то ли немец, то ли англичанин. И все они (а уж безмолвствующий народ тем более) знали: припечет морозец, и полетят к чертовой матери французские просветители и итальянские зодчие. Те, что творили в России - вдвойне гении (тот же Фальконе или Росси). Те из русских, что пытались изображать в теплых странах, - вдвойне предатели. Неопределенен статус тех, кто размышлял, сидя в России. Что было с Де Местром на Руси? Как обошлись в православной вотчине с Сен-Мартеном? Сожрали их духовное быстро, торопливо. Мыслить на теплом Западе - возвеличивать человеческое. Мыслить на холодном азиатском Востоке - развлекаться человечески в короткие, лихорадочные, летние деньки. Основательных - мало. Дерганых неврастеников много. С юности прикипел сердцем к Белинскому (демократизм, смелость, не стяжательство, чахотка). Но ведь знал же - перед смертью этот кумир передовой русской интеллигенции перевернулся на 180 градусов (чистый монархист и верующий). Немецкого не знали. Гегель - в дурных переводах. Шеллинг - в романтических пересказах. Меньшевики что-то мычали про глубокое знание западной левой мысли. Большевики (и были правы) торопили: глубокое знание (Плеханов) хорошо, но дело делать надо: зима на носу. Ильич, Феликс Эдмундович и А.В. (Луначарский) не раз бывали на Капри (шахматы). Но неизменно уезжали в те места, что поближе к морозам и осенним дождям. Главный аргумент русской революционной идеи не Маркс, а хороший мороз, слякоть, промозглый ветер, проливной дождь, темень. Все революционное русское искусство - ветер, метель, суровые люди в потертых шинелях и морковный чай. В Италии, у расслабленных фонтанных завитушек, мелькнула мысль: в Гегеле искали не критического понятия о собственном мире, а разыскивали ключ разумения Божьих таинств (всё Беме да Сковорода). Любомудры от яростной весны и тоскливого ноября. Философии не изучали, в нее совершали бегство. На Руси не было классических начал. Были, да раскапывать взялись опять же немцы: Шлецер (первый глубокий знаток древнерусских рукописей). Гакстгаузен - исследование крестьянской общины. Гильфердинг - открыватель былин русского Севера. Брюллов много сделал для прославления Италии (оттого такая популярность этой страны у русских), а как стал изображать нечто историческое о России - так полный конфуз («Падение Пскова»). Пиетизм - мое. А уж то, что Россия страна левая, так за то спасибо не Марксу, а великому Шеллингу. Его философия - отправной пункт русской революционной мысли (а что до Пушкина и Глинки, так их великолепные творения спешат, вот уж почти двести лет, поднять до уровня классики оттого, что, собственно, классического искусства и мысли в России не существовало). Лукавство - русская философия упрятана в литературные тексты. Философия специфическая наука. Будьте добры, представить специальные тексты. Не было бы увлечения Шеллингом - не случился бы переход от простолюдина Якоба Беме к системам Гегеля и Маркса.

«Нет, - это я брату. - Нынче никакой, даже итальянской, водки. Сегодня только вино».

Тусклая набережная Тибра. На холм. По Лонготевере ин Аугуста к площади Народа, а оттуда - до станции метро «Фламинио» (оттуда будто бы идут поезда до площади Эвклида), где наш отель. Страшно хочется жрать. Ни одна забегаловка не работает. В Италии идет Пасха.

Tags: За сундучком
Subscribe

  • Не ко времени. 34

    Массированная атака на ковид результата не приносила. Врачи-космонавты делиться со мной информацией не спешили. Уловил: при поступлении в шестой…

  • Не ко времени. 33

    Не помню точно, сколько дней «бултыхался» между температурными границами. Мне понравилось. Вечером, перед сном, - под сорок. С утра голова в легком…

  • Не ко времени. 32

    Корпус, запрятанный глубоко в лесу, большой. Хотел вылезти из машины, идти внутрь на своих двоих. Но меня уже ждали две медсестры, плотно укутанные в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments