i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

За сундучком. 29. Перед прыжком

Ручка, которой пишу, - из темного коридора Колизея. Убогий «Биг». Кусочек пластика. Сгусток синей слизи. Ее и размазываю в буквы. Камни Колизея лысые, огромные, серые. Сверкнул из темноты бочок ненастоящей стекляшки - поднял. Решил об Италии писать этим убожеством. Николай Кузанский. Коперник. Галилей. Микеланджело. Леонардо. Кампанелла. Безобразник Макиавелли. Много хороших книг. Из них - про гуманизм и натурфилософию итальянского Возрождения. Семья Медичи. Как мыслил Микеланджело. Будто бы Колюччо Салютати пребывал в поисках индивидуальности. Вечно торчащая в башке роспись Сикстинской Капеллы и раздутые по законам поп-механики выборы нового папы Римского. «Рим - открытый город». Де Сика. «Похитители велосипедов». Итальяшки и америкашки. «Римские каникулы» с Хэпберн и Грегори Пеком. Ранние любители южных побережий (это потом был южный берег Крыма). Вначале - Неаполь с Везувием. Длинные, плоские пляжи Сорренто и фантастический остров Капри. Там и Гоголь, и Иванов, и Бунин, и Горький - и все, все, все. Гоголь семь лет - в Риме. Чувство такое, будто украинец боялся русских морозов и промозглости питерского побережья. Вернулся - умер. Иванов вернулся - умер. Брюллов - умер в Питере (хотя физическое существование окончил в Италии). Говорят, лучше бы Горький не возвращался с Капри на родину. Целее был бы. Семирадский вот не вернулся, а пейзажист Щедрин жил-жил в Риме, а как кончил - не помню. Италия - вечный десерт хмурых северных народов. Об этом - ручкой, найденной в Колизее. Человек вращает глазами окружающий мир. Попадая в великолепное, до жути интересное место, он косится, как блаженный, и жрет сладкую мякоть рая глазами, ушами, кончиками пальцев, всей кожей. И огромный ленивый мир медленно поворачивается теми боками, которые приятны человечку. О, эти микроскопические провороты мироздания! Каждое дуновение прекрасного мира приводит в бешеное движение человеческую душу и разум. Громадный Колизей и малюсенькое перышко. Две шестеренки: бесконечно прекрасной Италии и бесконечно малой моей душонки. Чудо - они цепляются невидимыми зубьями, и механизм «мир - человек» работает. Страшная усталость от этого фантастического движения. Италия - то место в истории, тот пункт, из которого стало очевидным: не солнце вращается вокруг земли, а земля вокруг солнца. С юга поплыли в неведомые дали корабли. Убедились-таки - земля круглая. Нищая Флоренция, убогая деревня на берегу Арно - рождение банков. Дух захватывало от этой горючей смеси: бескрайняя, круглая земля - возможность безостановочного (и весьма безопасного) путешествия денег по миру. И вот уже Флоренция не грязная деревня, а цветущий город, выросший на тех дрожжах, на которых пухнет нынче Америка. Показалось - не Бог всемогущ, а человек. Микеланджело с Леонардо резали трупы, изучали - так ли, бог ли, есть ли силы. И - на холст, на сырую штукатурку. В мрамор и гранит. Хорошо бы написать о неразрывной связи того, что делал Тициан, и художеств Макиавелли. Тут поверишь, что католичество - штука великая. Как это ловко у них получилось - и земля круглая, и солнце в центре, и души нет, а есть кровь и сердце, но церковь со своим Адамом и Евой - жива. Иезуиты. Францисканцы. Контрреформация. Была (и есть) Сикстинская капелла. Но есть обратная сторона: индивидуализм (до черного эгоизма) человека-творца. Чудовищные извращения. И мастерство, и талант - за деньги. Попробовали бы они так шутить в наших лесах и степях, да при строгих тридцатиградусных морозах. Собираюсь в рай, на могилу первой великой империи мира. Глубочайшее волнение и трепет. Всю жизнь бешено вращались шестереночки моего духа. Зубчики стирались о беспощадный воздух жизни. Беда всех бедных философов. Повезло. Завтра что-то щелкнет, и моя малюсенькая вертушка вопьется, зацепится за колоссальные зубищи истории и мира. Мне будет тяжко. Но - не боюсь. В Чебоксарах солнце. Перед Госсоветом - пустая площадь. Боюсь невозвратной потери. Облегчение - без пяти пять - автобус. Номера - 1, 2, 3, 4, 5, 6 (один номер - женщина). Чтоб без фамилий. Пробка по дороге в Канаш. Глупая грязь. Глупое (уже не мое) солнце. Автобус дергает. №1 падает с сиденья, облившись яблочным соком. Вокзал в Канаше - по телеку: умер Золотухин. Вексельберг обещает Путину починить какой-то заброшенный памятник архитектуры. Видимо, за счет тех денег, которые срезаны с Новочебоксарского «Химпрома» на благотворительность. Колизей будет стоять. Новочебоксарск - вряд ли.

Tags: За сундучком
Subscribe

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 104

    Распрощались с матерью. У В. - рюкзак. В него сложили еду, бутылки с квасом. Себе оставил рюкзак пустой, легкий. В. никогда не возмущается подобным.…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 103

    Снились люди. Крым, Сочи - неясно. Просто пальмы, стрекочут цикады. Жарко. Вечереет. Окружили меня. Небольшую толпу возглавляет крикливая тетка в…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 102

    У станции «Петроградская» легкое столпотворение. Хотя половина одиннадцатого вечера. Впечатление: вываливаются из Супермаркета, расположенного на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment