i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Сундучок зеваки. 91. Казимир с ослиной головой

В МХАТ всё Чехов да Горький. Современность - окрошка. С Гоголем - хуже. С Шекспиром - еще печальнее. Вот у Любимова, на советской экспериментальной площадке, задумались: «Гамлет» (в исполнении Высоцкого!) - и Борис Годунов. Время задавало новые ритмы: из полуправды выходила почти правда - гром аплодисментов и печальные Краснопевцевы, как щепки из-под топора полуправды (обычная хрущевка в Черемушках). Глазуновы (безграмотные и амбициозные). Утесы Герасимова, Мыльникова, Нисского и т.д. Кто-то чувствовал все это и лепил, лепил, впопыхах, захлебываясь от ответственности. Вышло не очень хорошо (итог - Горбач). С экспериментаторами в 20-х вышло куда как удачнее. Сталин сработал на противоходе. Подсечка вышла классная - так и творцы были удивительно гибкими: «Трилогия о Максиме» (гениальная, между прочим, Козинцева) - к «Королю Лиру» и «Гамлету». Мейерхольда аккуратно убрали (не почувствовал «противохода»). Мандельштама-революционера. Фалька и Шагала-комиссара (сам уехал). Славно ушел от подсечки советский граф Леша Толстой (по виртуозности равный иному «самбисту-дзюдоисту» Никите Хрущеву - оттого и лежат на одном и том же почетном, «блатном кладбище»). И Эйзенштейн с Каплером: от «Октября» к «Ивану Грозному». Эйзенштейн во второй (цветной) серии пытался поумничать, так с противоположной стороны тоже не идиоты сидели: «фиги» в кармане быстро поотрубали - пальчики поломали, но выпрямили, карманчики брюк, где хоронились фиги, вывернули и оборвали. В семидесятые игры с правдами и полуправдами выявили одно: правду неудачного противохода. Существует логика мещанства. Существует смысл искусства. Кто-то, в 70-е, подумал - преувеличение основных черт есть логика настоящего искусства. Вышло - плач по индивидуальному, с истерикой и соплями. У Станиславского в МХАТ - оправдание логикой искусства поведения простого человека. А уж когда в «Чайке» стреляются сирые литераторы - оправдание стоеросового мещанства. Может ли исполин смеха, неодолимый утес, Гоголь, прижиться среди оправданного высоким искусством мещанства? Гоголь, простите за грубость, есть Суриков («Взятие снежного городка»), есть Репин («Портрет украинской девушки»), в литературе. Щедрин (Салтыков) тот же Репин («Крестный ход в Курской губернии»). Шекспир - титан гротеска (порой жутко комичного), как в «Гаргантюа и Пантагрюэле». Так искусство идет от великого утеса к другому великому утесу. Ил и грязь, придонная муть «противоходов» ради манипуляции сознанием народа (надо же держать в узде) как бы и не влияют на чистую воду реки прекрасного. Но правда в том, что когда дойдет до «дела» - одолеют муть и грязь, а какой-нибудь Краснопевцев, уловив это, обидится, скажет: «Я так не играю» - и спрячется в скорлупку, наполненную черепушками, обломками, сухими лягушками и пустыми бутылками из-под портвейна «Три топора» (777). Конечно, хорошо, когда по ложу, протертому, словно салом, неплохими деньгами, скользит Чаплин от «танца с вилками и пирожками» до чудовищного заводского конвейера и Гитлера, играющего земным шаром, словно мячиком. Подобного «скольжения» у стратегов советских спецслужб в 70-80-е не получилось. «Денюжков» не хватило. И так с Высоцкими, оголодавшими в блокаду Глазуновыми и народными артистами Любимовыми «поиздержались». Заводы и фабрики для простых людей нужно было строить. Нынче нет приемов. Никому не нужна полемика. Вопрос один: «Деньги где?» В столицах - в том числе и на театральных подмостках - на деньги пока работает абсурд, заменивший полемику. Сходите в Александринку, посмотрите фокинских «литовцев» - ту же «Двенадцатую ночь». Минуло почти сорок лет с провалившегося эксперимента на Таганке, и вот его продолжили в Чебоксарах - «Сон в летнюю ночь». Что хотел сказать современному чувашскому зрителю Восканян, предугадать сложно. Допустим: обычное и чудесное. Здорово же! Или: удивительное и вероятное. Неплохо. Некие афинские цари, ранние буржуазные вельможи (Эгей - Кукин) или же фантастические персонажи (опять же весьма заметный Горюнов, в черном, лохматом парике - пластичный и легкий - он же Пак, или Плутишка Робин). Шекспир (или кто там скрывался под его именем?) написал самую поэтичную, но и удивительную гротескную вещь. Вот хорошо бы актеры в «Сне» сыграли нам абсурд нынешней жизни. Нет. Просто комедия - а Шекспир это или Сомерсет Моэм - неважно. Если показывать маразм нынешнего существования, да еще взять в союзники спорного Уильяма - это была бы штука посильнее «Фауста». Так нынче время такое - и убить могут. Лучше забыть, что писал Пастернак о Шекспире - бессмертен уже оттого, что Гамлет у него спокойно разговаривает с тенью своего отца. У него много чего: противоречия внешней жизни (могильщики в «Гамлете»). И герои сталкиваются, как Гамлет и Лаэрт. А среда и лидер? Есть и внутренние метания героев. Можно смешать чистую воду искусства и «придонный ил» противоходов. Не сдюжили. Страшно стало. Возможность показать себя - и только. Тут же, в силу молодости, хорош был (лучше Горюнова. Прости, Горюнов) Леонид Казимир - и с ослиной головой, и без.

Tags: Сундучок зеваки. 91. Казимир с ослиной г
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 471)

    Следующий текст: постановление правительства РФ «О праздновании памятных дат в истории России». И снова приписка – пять миллионов человек в год. Все…

  • Заметки на ходу (часть 470)

    Просыпался короб, и посыпались персонажи - Пушкин Кипренского, Толстой на пашне с репинского портрета, жена Карамзина – пышная и в греческой тунике,…

  • Заметки на ходу (часть 469)

    Далек Толстой от наших дней. От цапков и махмудов. Одно и то же. И что, дорогой друг, думаешь легко просыпаться каждое утро с такими размышлениями?…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments